Подтверждая мнение президента Владимира Путина о том, что это был хороший год для России, московская фондовая биржа по своим показателям стала одной из лучших в мире в 2016 году. Несмотря на санкции, ограничившие банкам и нефтяным компаниям доступ к западному финансированию, российские акции поднялись на 27% в местной валюте и на 47% в долларах.

Но такой подъем вызван почти исключительно внешними факторами, а не какими-то долговременными причинами. Цены на нефть, которая является основой российской экономики, поднялись на 50% по сравнению с прошлым годом. Поэтому рост котировок и укрепление рубля нельзя назвать неожиданностью. Инвесторы также делают ставку на Трампа, надеясь, что новый президент заключит сделку с Путиным и облегчит санкции.

Но прогнозы по-прежнему весьма пессимистичны. Россия только начинает отходить от двухлетней рецессии. В этом году объем выпускаемой продукции сократился на 0,6%. Исходя из того, что санкции будут сохранены, зарубежные экономисты прогнозируют на следующий год экономический рост в 1,2%, а на 2018-й и далее в 1,5%. Это ниже общемирового показателя, роста в США и даже в ЕС.

Российский президент наращивает свою популярность, стремясь вернуть стране статус великой державы, и начал он в 2014 году с аннексии Крыма. Но издержки от санкций и изоляции, а также от снижения цен на энергоресурсы, оказались велики.


Путин, вернувшись в 2012 году на пост президента, обещал солидный рост. Однако совокупный показатель за его третий президентский срок в лучшем случае составит около одного процента, хотя общемировой рост экономики превышает три процента в год. Если бы в России была более свободная пресса и более состязательная политика, избиратели наверняка очень резко отреагировали на такое невыполнение обещаний.

Возможности для ускорения роста есть. Облегчение санкций может добавить несколько процентных пунктов. Примерно столько же могут дать усилия Путина по повышению эффективности работы российских чиновников и системы государственного управления, а также по ликвидации повальной коррупции.

Но главная проблема заключается в том, что внутренние и иностранные инвесторы, не уверенные в российских перспективах и в том, что будут защищены их имущественные права, не вкладывают достаточно средств в новые мощности и в повышение производительности. Объем капиталовложений составляет около 20% от объема производства. Путин в 2012 году обещал увеличить его до 27%.

Чтобы решить проблемы с инвестициями, России нужны не только долгожданные структурные реформы, которые постоянно откладываются, но и серьезные системные изменения для усиления политической конкуренции и укрепления власти закона, а также для создания поистине независимой судебной системы.

Бывшему либеральному министру финансов Алексею Кудрину, которому видимо до сих пор доверяет Путин, была поставлена задача подготовить план реформ, который будет обнародован в будущем году. Но надежд на его исполнение очень мало. Деловое сообщество давно уже пришло к выводу, что настоящие реформы маловероятны, пока нынешний президент и его окружение остаются у власти. Дело в том, что энергичные реформы, способные дать толчок экономике, создадут угрозу этому режиму.

Согласятся ли россияне на длительную стагнацию? Их флегматичная реакция на меры по затягиванию поясов, принимаемые с 2014 года, свидетельствует о том, что они могут согласиться. Путинская пропагандистская машина умело отвлекает их внимание, и россияне не видят достойной альтернативы своему нынешнему руководителю.

Более того, имидж рыночной демократии подпортили трудности и перекосы посткоммунистического перехода России к рынку. ЕС и США уже не могут служить для нее образцом и положительной моделью. Видимо, мировым лидерам придется свыкнуться с мыслью о том, что Путин останется у власти еще надолго, хотя при нем российская экономика все больше отстает от мировой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.