Еще до того, как новый президент США Дональд Трамп приступил к пересмотру Договора о свободной торговле в Северной Америке между США, Канадой и Мексикой (Nafta, английская аббревиатура), что вызывает столько опасений, первое решение хозяина Белого дома больно бьет по его южному соседу и остальной Латинской Америке. Выход США из договора о ТПП — соглашения главной мировой державы с 11 странами по обе стороны Тихого океана, инициатором которого был Барак Обама- хотя и был ожидаемым, но тем не менее нанес серьезный удар по мексиканской экономике и, в меньшей степени, по двум другим латиноамериканским странам, подписавшим этот документ: Перу и Чили. С другой стороны, решение Трампа опосредованно облегчает жизнь странам Южноамериканского общего рынка (Mercosur), возглавляемым Бразилией и Аргентиной. Теперь у них будет время, чтобы заключить новые договоры и занять свое место в новой архитектуре международной торговли. В наибольшем выигрыше оказывается Китай.


Если говорить о Мексике, то она пострадала больше всех. Учитывая то, что ее экономика в значительной степени зависит от экспорта —прежде всего, в США, на которые приходится 80% мексиканского экспорта-, ТПП давал единственную возможность выхода на новые рынки по ту сторону Тихого океана.


Необходимость поиска новых торговых партнеров помимо США стоит сейчас как никогда остро. Неуверенность по поводу пересмотра условий договора Nafta (с этой целью президенты США и Мексики намерены провести 31 января встречу в Вашингтоне, на чем неоднократно настаивал Трамп) заставляет правительство Энрике Пеньи искать альтернативных покупателей мексиканских товаров. И в этом плане TPP открывает необозримые возможности: мексиканский экспорт в страны — участницам договора Nafta за исключением США и Канады в 2015 году составил лишь девять миллиардов долларов по сравнению с 320 миллиардами экспорта в США.


Договор о ТПП, подписанный в феврале прошлого года, но окончательно не ратифицированный, закладывал основы для запуска торгового соглашения самого высокого уровня, под которым до настоящего времени поставили свои подписи Австралия, Бруней, Канада, Чили, США, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур и Вьетнам. На их долю приходится 40% мирового ВВП, 26% объема международной торговли и 10% населения планеты. Выход главной мировой державы, вставшей на путь протекционизма, под знаком которого начинается эра Трампа, наносит по ТПП смертельный удар. Для того, чтобы договор вступил в силу, его должны были ратифицировать до февраля 2018 года по крайней мере шесть стран, на которые приходится 85% ВВП этого блока. Без США этого добиться невозможно. Сейчас необходимо решить, окажется ли жизнеспособным альтернативный договор без участия Вашингтона, как предложило несколько недель тому назад новозеландское правительство, или, как считает Япония, вторая по объему экономика в ТПП, договор без участия США «не будет иметь смысла».


Игнасио Бартесаги (Ignacio Bartesaghi), заведующий кафедрой Международного предпринимательства и интеграционных процессов Католического университета Уругвая, объясняет корреспонденту El Pais растерянность, охватившую мексиканское правительство после решения Трампа. «Все, что меняло ТТП, что было относительно неплохо для этой страны, все это идет прахом, — утверждает он. — Огромным шагом вперед явилось углубление связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона: Японией, Вьетнамом, Австралией, Сингапуром… На сегодняшний день есть только одно торговое соглашение с Японией из всех стран региона. Почему? Потому что структура ее производства плохо сочетается с экономическими потребностями азиатских стран». В этот понедельник мексиканский президент Энрике Пенья Ньето подчеркнул, что Мексика намерена добиваться заключения двусторонних договоров о торговле со странами региона, входившими в Партнерство. Бартесаги, однако, считает, что «наиболее очевидным риском» для Мексики является обещанный Трампом пересмотр соглашения Nafta. Американская биржа, впрочем, не отреагировала на сомнения относительно среднесрочного экономического прогноза и повысила ставки почти на 1,7%. Песо, терпящий бедствие с тех пор, как Трамп вышел на политическую авансцену США, также приободрился и набрал 0,4% пункта по отношению к доллару под конец рабочего дня в Мексике.


Большая разница


В случае других латиноамериканских стран, входящих в ТТП — Чили и Перу — то там иная ситуация. «Это не станет для них большим ударом», — утверждает уругвайский аналитик. В отличии от Мексики, у Чили уже есть двусторонние торговые договоры практически со всеми государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, являющимися членами ТТП. «Для них Партнерство служило целям укрепления торговых отношений, но это не предполагало никаких преимуществ при выходе на рынки, как в случае с Мексикой». Перу же, хотя и не имеет торговых связей с Австралией, Брунеем или Новой Зеландией, зато ведет активный обмен с остальными членами ТТП. «Были улучшения, но Перу, в целом, значительно опережает Мексику в отношении торговой политики со странами Азиатско-Тихоокеанского региона», — подчеркивает Бартесаги. Одновременно эксперт указывает на то, что выход США из Партнерства может при этом стать хорошей новостью для стран МЕРКОСУР, среди которых лидируют Бразилия и Аргентина: «Они как раз отстали в развитии торговой политики и получат дополнительное время, чтобы заключить новые соглашения». В этом смысле, по мнению уругвайца, позиция новой американской администрации может сыграть роль катализатора и даст импульс к заключению бессмертного соглашения между Евросоюзом и Южноамериканским общим рынком.


Одним из основных преимуществ, которые аналитики усматривали в ТТП, была возможность соединить между собой страны разного уровня развития: развитые с развивающимися, а также развивающиеся между собой. «В последние годы развивающиеся страны, в частности, азиатские, приобретали все больший вес в международной торговле, что, в свою очередь, способствовало повышению объемов внешнеторговых оборотов между севером и югом, югом и югом», — подчеркивает Антони Эстевадеордаль (Antoni Estevadeordal) в недавнем отчете американского аналитического центра Brookings Institution.


Бартесаги, в том же ключе, что и многие выступившие на международном форуме в Давосе, не сомневается в том, что решение Трампа не ратифицировать ТТП — это «серьезная стратегическая ошибка»: «Он отказывается устанавливать правила игры в международной торговле, оставляя Китаю возможность свободно торговать со всем миром». Продолжит ли ТТП свое существование без США? «Думаю, да. За исключением Вьетнама и Японии, все остальные страны хотят сохранить его и готовы к подписанию новых соглашений», — заключает эксперт. Однако, препятствия к этому возникают по мере того, как идет время после объявления американского президента: министр иностранных дел Чили уже подтвердил, что его страна не будет настаивать на подписании соглашения, что сделало его будущее еще более неопределенным.