Чуть больше двух лет тому назад по личному распоряжению президента России Владимира Путина был прекращен проект газопровода из России по дну Черного моря в Болгарию и далее в Центральную и Западную Европу. После долгих, сложных и противоречивых переговоров Москва и Анкара подписали соглашение о новом газопроводе — «Турецкий поток» по дну Черного моря в Европу. И до сих пор не очень понятно, что именно будет представлять собой этот газопровод, если вообще когда-либо он будет построен как альтернатива «Южного потока», и сможет ли он действительно заменить «Южный поток».


Это косвенно признал и российский президент в Будапеште на прошлой неделе, напомнив, что Москва продолжает желать развивать сотрудничество с Европой, но настаивает и на гарантиях. Путин не упустил возможности упомянуть Болгарию, которая «не нашла в себе мужества в свое время противостоять решениям Еврокомиссии», уступив под давлением Брюсселя, давно смотрящего неодобрительно на этот проект.


Может ли заявление Путина в Венгрии расцениваться как прощупывание почвы для возможных новых газовых проектов при участии Болгарии? Может. Может, потому что эти подготовительные маневры не датируются прошлой неделей, а в той или иной форме не прекращались даже с якобы окончательного прекращения «Южного потока» более двух лет назад. Естественно, анализ ситуации начался на низком уровне, на уровне более или менее известных газовых экспертов, которые изучали и обрисовывали возможные варианты реализации или трансформации проекта газопровода.


Какие бы ни делались толкования, заключения и прогнозы, в них неизменно присутствовала Болгария, вроде бы стертая Путиным с российской газовой карты Европы. Самой популярной стала идея, чтобы одна из двух предусмотренных труб «Турецкого потока» прошла через Болгарию, своего рода мини-«Южный поток». Это как бальзам на душу для недавних болгарских правителей, которые строили планы, как построят на месте, где «Южный поток» будет выходить из моря, распределительный центр и будут получать прибыль, продавая газ всем соседним странам и даже в Центральную Европу.

 

Теперь эти надежды вновь воскресают с идеей разделения двух труб «Турецкого потока», одна из которых достигнет болгарского берега Черного моря. Особенно счастливы подобной, все ещё теоретической возможностью русофилы из Болгарской социалистической партии и прежде всего лучший эксперт по энергетике в этой партии Явор Куюмджиев. Он предсказал успех этому проекту, к которому добавил также связанные с Россией замороженный проект второй АЭС в Белене и строительство еще одного реактора давно существующей и успешно работающей болгарской АЭС «Козлодуй».


Из-за отсутствия в данный момент парламента, избранного легитимного правительства, публичных реакций болгарских властей официально нет. То, что велись разговоры и переговоры, более чем ясно, но то, что никто накануне вырисовывающихся исключительно напряженных парламентских выборов не скажет, что думает по данной теме София, более чем понятно. Это просто некому сделать, и менее всего это может сделать служебное правительство, о котором не известно, проведет ли оно у власти месяцев 4—5.


А решение имеет столь стратегически важный характер, что немыслимо ожидать какой-то более определенной болгарской позиции перед выборами и перед формированием нового регулярного правительства. Когда это произойдет, не известно. Кроме того, однажды испытав на себе влияние Брюсселя по данному вопросу, Путин не позволит проложить ни одну трубу газопровода без соответствующих гарантий и согласований с ЕС.


Победа на выборах в марте Болгарской соцпартии значительно бы упростила эту задачу. Прямым текстом об этом сказала председатель партии Корнелия Нинова, которая заявила еще после победы поддерживаемого БСП кандидата в президенты генерала Румена Радева, что это лишь начало перемен. А значительное место в них занимают сближение и сотрудничество с Россией Путина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.