Каждый политик говорит, что он за рабочие места. Но как можно быть за рабочие места, если ты выступаешь против бизнеса? И ты не можешь быть сторонником бизнеса, если выступаешь против предоставления капитала тем, кто создает рабочие места. Но именно в такую парадоксальную ситуацию попал в 2010 году конгресс, когда распространил действие Закона о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей Додда — Франка на небольшие банки и кредитные союзы. Закон стал убийцей кредитов, рабочих мест и катастрофой для этих исключительно важных организаций.


Закон Додда — Франка должен был предотвратить очередной банковский кризис, подобный тому, что разразился в 2008 году. Для этого он укреплял меры федерального государственного регулирования финансов. Наверное, этот закон имеет смысл для очень крупных банков. А может, и нет. Что не имеет абсолютно никакого смысла, так это избиение небольших местных банков (речь идет о community bank — это банк какого-либо штата, зарегистрированный властями этого штата и осуществляющий свои операции в пределах одного-трех округов — прим. пер.), которые совершенно непричастны к формированию кризиса 2008 года.


Когда глава Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен (Janet Yellen) 14 февраля выступала в сенате в банковском комитете, я задал ей следующий вопрос: «Что не так сделали небольшие местные банки в 2008 году?» Она ответила: «Ну, небольшие местные банки не были причиной финансового кризиса».


Однако Закон Додда — Франка душит эти маленькие банки из глубинки. Закон о Федеральной резервной системе 1913 года состоит из 13 страниц. В Законе Гласса — Стиголла было 37 страниц. Закон Додда — Франка состоит из 2 300 страниц. Но еще больше поражает то, что скоро к нему добавят примерно 22 тысяч страниц. По этой причине многие небольшие местные банки прекратили свое существование, а у выживших банков возросли издержки, упали прибыли, и стало меньше возможностей выдавать потребительские кредиты и займы малому бизнесу. Все это благодаря тяжелой руке правительства.


Мелкие кредитные организации, составляющие противовес Уолл-Стрит, не должны расплачиваться за чужие грехи. Поэтому я вношу законопроект под названием Закон о реформировании финансов местной экономики, который освободит эти организации в лице местных банков и кредитных союзов с размером активов менее 10 миллиардов долларов от действия Закона Додда — Франка. Обслуживающие общины финансовые институты смогут вернуться к тому, что они умеют делать лучше всего — содействовать росту местной экономики.


Эти банки очень сильно нуждаются в смягчении требований регулирующих органов. В 2015 году федеральный резервный банк Сент-Луиса пришел к выводу, что издержки от выполнения требований данного закона составляют у общинных банков 4,5 миллиарда долларов ежегодно. Это мощный удар под дых. Глава новоорлеанской компании Eustis Mortgage Алан Новотны (Alan Novotny) рассказал, что до введения Закона Додда — Франка расходы на выдачу кредита составляли две тысячи долларов. Сейчас они составляют четыре тысячи долларов.


После введения этого закона в США исчезло более 1 700 банков. Издержки от нормативных мер заставили маленькие банки самоликвидироваться или сливаться с более крупными банками. А это ведет к сокращению рабочих мест в глубинке. Уменьшаются объемы кредитования населения и бизнеса, поскольку на долю небольших местных банков с объемом активов менее 10 миллиардов долларов приходится 48% кредитов малому бизнесу, 16% ипотечного жилищного кредитования, 44% кредитов на покупку сельхозугодий, 43% кредитов фермерам и 35% кредитов на коммерческую недвижимость.


Насильственная консолидация этого сегмента банковского сектора привела к концентрации активов в учетах более крупных банков. Это отчасти стало причиной катастрофы 2008 года, повторение которой должен предотвратить Закон Додда — Франка.


Мой законопроект поможет выжить 5 785 кредитным союзам и 5 461 общинному банку, которые работают в нашей стране. Им больше не придется сокращать объемы продуктов и услуг, направляя средства на исполнение требований закона. Им больше не надо будет заниматься математикой при оценке рисков, и свои навыки в этой сфере они смогут направить на решение других задач. Они смогут сосредоточиться на предоставлении традиционных банковских услуг знакомым клиентам, поскольку эти банки получат возможность принимать местные вклады и давать кредиты местным заемщикам, за платежеспособностью которых они смогут внимательно следить.


Маленькие местные банки основываются на взаимоотношениях с клиентами. Они не выдают высокорискованные кредиты и не используют деривативы для спекуляций. В большинстве таких банков менее 100 сотрудников. Те нормы регулирования, которые им нужны, и те риски, на которые они идут, отличаются от банков с капитализацией в 700 миллиардов долларов.


Мелкие местные банки нуждаются в определенных мерах регулирования, обеспечивающих их стабильность и безопасность. Но даже после того, как мой законопроект станет законом, такие банки все равно будут действовать в рамках строгих схем регулирования, установленных десятками соответствующих норм федерального законодательства. Это Закон о тайне банковских операций, Закон об электронной системе перевода платежей, Закон о достоверности информации в кредитовании, Закон о равном доступе к кредитам и многие другие. Эти банки останутся под надзором Федерального резерва, контролера денежного обращения, Федеральной корпорации по страхованию вкладов и Национального управления кредитных союзов.


Но такие небольшие местные банки нуждаются в освобождении от действия Закона Додда — Франка с его дестабилизирующими последствиями. И Закон о реформировании финансов местной экономики является шагом в этом направлении.


Джон Кеннеди — республиканский сенатор из Луизианы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.