Россия ведет кибернетическую войну против США. Если говорить о масштабах и продолжительности, эти кибератаки начались по меньшей мере в 2014 году, а то и раньше. Эти нападки на американских и европейских политических и экономических деятелей и структуры вполне вписываются в более масштабную стратегию Москвы по дестабилизации и свержению правительств и деморализации потенциальных оппонентов.

 

Более того, Москва считает, что находится в состоянии войны с Западом — во всяком случае, с 2003-2004 годов. 18 января 2005 года Министр обороны России Сергей Иванов, выступая в Академии военных наук, официальном ведомственном центре, разрабатывающем систематизированную концепцию современной войны, заявил следующее:

 

«Против России идет война, и идет не один год. Никто из государств эту войну нам не объявлял. Нет ни одной страны, которая была бы в состоянии войны с нами. Но (в разных странах) есть люди, организации, которые участвуют в проведении враждебных действий против России».

 

Главным оружием России в этой войне являются доходы, получаемые Москвой за счет продажи нефти и газа в страны Европы и Азии. Именно из этих денег оплачивается значительная часть расходов на ведение информационной и кибернетической войн. Для этого также используются «грязные» деньги и подрывная деятельность, которые Москва направляет по всему миру. Кроме того, эти деньги позволяют Путину и его ближайшему окружению платить себе и другим чиновникам, чтобы поддерживать режим у себя в стране.

 

Именно поэтому санкции, а также падение цен на энергоносители вызывают у российской элиты такое беспокойство. И именно поэтому объектом своего «воздействия» они выбрали избирательный штаб Трампа, чтобы добиться отмены этих санкций и закона Магнитского. Однако у нас есть возможность (и, конечно, у нас и у наших союзников также есть предлог для этого — Украина, кибернетическая война против Запада и политика России в целом) нанести сокрушительный удар по России, который будет иметь долгосрочные последствия.

 

Конгрессу необходимо изменить законы, ограничивающие поставки американского газа за границу, чтобы блокировать поступление в Европу и Азию больших объемов газа, который используется в качестве политического оружия.

 

Российские лидеры, возможно, и говорят, что санкции на них не влияют, но их попытки установить дружеские отношения с представителями избирательного штаба и администрации Трампа выдают их и показывают лживость этих заявлений — как и сообщения в российских СМИ. Поэтому сохранение и продление санкций и поставки (наших) энергоносителей за рубеж являются основным оружием, которое позволит нам пресечь действия Москвы, стремящейся дестабилизировать прозападные режимы и получить возможность проводить свою агрессивную политику. Особенно это касается Восточной Европы.

 

По всей Восточной Европе — от Прибалтики и Польши до Черного моря — Москва использует свое энергетическое оружие, чтобы подкупать политиков, партии, организации и СМИ. Она пользуется тем, что даже сейчас поставки энергоносителей крайне необходимы этим странам (особенно таким странам, как Венгрия и Болгария), поскольку обеспечивают их источниками отопления. И для России эти страны крайне важны, так как по их территории можно прокладывать трубопроводы в другие страны, являющиеся крупными потребителями энергоносителей — например, в Италию и Германию.

 

Как бы то ни было, огромные объемы добычи сланцевой нефти и газа в США, стали решающим фактором, спровоцировавшим падение цен на энергоносители. Но это еще не все — «сланцевый бум» может опять вызвать их снижение, несмотря на попытки Москвы сотрудничать с ОПЕК, чтобы удержать цены на высоком уровне и избежать последствий санкций. Кроме того, нам на руку и то, как развиваются события. Госсекретарь Рекс Тиллерсон и министр торговли Уилбур Росс, а также президент Трамп публично выступили за пересмотр законов США, благодаря чему увеличится число стран, которые смогут получать газ из США быстрее. Этот газ необходим и азиатским странам — таким, как Индия, Япония, Южная Корея и даже Китай. Действительно, ранее в этом году Китай подписал соглашение с США, одним из условий которого были именно такие поставки.

 

Более того, помимо символических поставок газа в Литву, США могут экспортировать газ в больших количествах и в другие страны Восточной Европы. Даже такие близкие России страны, как Болгария, с удовольствием покупали бы американский газ, если бы цена была приемлемой. Разумеется, покупала бы и Румыния — и даже Сербия (которую в вопросах поставок газа Москва часто обводит вокруг пальца). По всей Восточной Европе строятся трансграничные газопроводы-интерконнекторы, и эту программу нам также следует поддержать для того, чтобы со временем газ, поступающий в Литву, можно было транспортировать напрямую в Болгарию и наоборот.

 

США не должны жалеть ни сил, ни средств на то, чтобы обеспечить диверсификацию поставок в Восточную Европу. Это позволит деполитизировать поставки газа и помешает Москве и дальше использовать их в качестве оружия в войне против Запада. Достаточно беглого взгляда на то, какую политику ведет Россия, чтобы увидеть, насколько важны для России эти поставки. И насколько Москва уязвима перед стратегическими контрмерами, предпринимаемыми Вашингтоном для того, чтобы обеспечить поставки газа из США и других газодобывающих стран на Балканы, в Восточную Европу и Азию.

 

Учитывая то, как настроен Конгресс в отношении России, американские законодатели, скорее всего, одобрят такой законопроект. И, по всей вероятности, не будут затевать затяжную, бесполезную и даже фарсовую (хотя и опасную) борьбу, как это было в случае с законопроектом о здравоохранении. Разыгрывание «энергетической» карты может стать нашей стратегией — к тому же, стратегией успешной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.