Для большей части Африканского континента переход от ископаемых видов топлива к более чистым видам энергии рассматривается как настоятельная экологическая потребность. Поскольку ископаемые виды топлива обеспечивают основную часть — в некоторых случаях даже до 70% — энергетического баланса, экологическая ситуация на континенте действительно находится в тяжелом состоянии.


Переход Африки на новые энергоресурсы является весьма срочным также и экономически. Ежегодно на нефтяные субсидии тратится 1,5% ВВП всего континента — примерно 50 миллиардов долларов США. Этих средств достаточно, чтобы обеспечить солнечной энергией около 300 миллионов человек. Если бы континент смог изменить баланс своей энергетики, постепенно уходя от использования углеводородов, эти субсидии могли бы быть перераспределены таким образом, чтобы принести как экологические, так и экономические выгоды.


Сегодня ни экспортеры, ни импортеры нефти не ограждены от шоковых изменений в цене нефти. Когда, например, в 2015 году цены на нефть стремительно снижались, африканские импортеры энергии тратили меньше средств на нефть, в то время как страны-экспортеры несли финансовые убытки. Когда же цены восстановились, эти тенденции поменялись местами: доходы стран-экспортеров выросли, в то время как страны-импортеры изо всех сил старались удерживать свои уровни потребления.


Это бесполезный цикл. Внедрение более чистой энергии в национальные энергетические системы не только повысит возможности на местах; это также будет способствовать экспорту углеводородного топлива. Полученный доход можно было бы инвестировать в новые формы более экологически чистой зеленой энергии. Такой переход, который потребует сотрудничества с нефтяным сектором, даст возможность резко ускорить социально-экономический прогресс.


Среди самых больших преимуществ такой работы была бы электрификация тех областей, которые при существующих системах распределения энергии находятся в буквальном смысле слова в полной темноте. Сегодня лишь 30% стран Африки имеют доступ к надежной подаче электроэнергии. Однако при общей мощности около десяти тераватт (ТВт) установленная мощность солнечной энергии в Африке может быть значительно увеличена. Фактически, по некоторым оценкам, рост производства солнечной энергии к 2030 году может составить от 15 до 62 ГВт.


Ископаемые виды топлива не будут выведены из потребления в ближайшее время, однако если в производстве энергетических ресурсов будет предусмотрено значительное увеличение доли солнечной энергии, это даст серьезные экономические преимущества для Африки, особенно в тех областях, где сельское хозяйство является крупнейшим сектором экономики. Электрификация сельскохозяйственных районов облегчит хранение и транспортировку сельскохозяйственной продукции, улучшит продовольственную безопасность и повысит доходы фермеров.


В стремлении улучшить энергетический баланс Африка имеет одно важнейшее преимущество перед развитыми странами: это возможность начать все с чистого листа. Относительно малый объем инвестиций в энергетику, сделанный за все это время, сегодня является основной причиной того, почему зеленая энергия представляет собой лучший энергетический вариант развития Африки. Хотя каждая страна должна балансировать собственные энергетические потребности, использование возобновляемых источников энергии, и в частности солнечной энергии, является наиболее экономически эффективной стратегией для содействия быстрому экономическому развитию всего континента.


Об этом можно судить по тем немногим фотоэлектрическим солнечным установкам, которые начали функционировать в Африке. Например, солнечная электростанция Senergy 2 в Сенегале продает электроэнергию Сенегальской энергетической компании по цене, которая снижает стоимость энергии в общем балансе на 50%. Аналогичные решения с использованием солнечной энергии внедряются для электрификации телекоммуникационных вышек.


Наилучшим способом ускорения перехода от углеводородного сырья к более экологически чистым зеленым формам энергии могло бы стать перенаправление части национальных нефтяных субсидий на развитие возобновляемых источников энергии. Это способствовало бы созданию более мощных стимулов для сокращения потребления ископаемого топлива при одновременном стимулировании инвестиций и роста производства зеленой энергии. Кроме того, для сельских регионов Африки такая политика поможет вывести общины из темноты и приведет к созданию новой важнейшей инфраструктуры, необходимой для обеспечения экономического роста.


Однако, несмотря на то что возобновляемые источники энергии являются ключом к долговременному процветанию Африки, переход континента к более чистой энергии не должен привести к немедленному и полномасштабному отказу от углеводородного сырья. Нефтяной сектор все еще будет играть важную роль. Промышленный опыт континента будет необходим для обеспечения перехода к трансформации энергетики. И поскольку ископаемые виды топлива останутся частью энергетического комплекса континента, нефтяной сектор следует поощрять к повышению чистоты своей собственной энергетики.


Это может показаться невозможным альянсом. Но поскольку политики всего континента стремятся обеспечить адекватные поставки чистой энергии для достижения быстрого, инклюзивного экономического роста и экологической устойчивости, они, вероятно, обнаружат, что альтернативы этому решению не существует. Сотрудничество между старой и новой энергетикой может быть единственным двигателем, способным обеспечить движение Африки вперед.