Большинство россиян можно простить за невнимание к предстоящим в этом месяце президентским выборам. Менее чем за две недели до начала голосования можно с уверенностью сказать, что Владимир Путин будет переизбран на четвертый президентский срок. Чиновники делают все возможное, чтобы избежать неловкости и обеспечить приличную явку, мобилизуя студентов и рабочих, обвешивая улицы в регионах пропутинскими материалами и, судя по всему, особым образом подобрав других кандидатов, которым было разрешено принять участие в «президентской гонке».


У ангажированных выборов бывают многочисленные последствия. Само собой разумеется, что подобные выборы являются нарушением основных политических прав. Но дело не только в этом. В большинстве развитых стран предвыборные кампании также вызывают дебаты по поводу наиболее актуальных проблем. От кандидатов ожидают, что они выдвинут и будут в состоянии обосновать относительно согласованные позиции по внешне- и внутриполитическим вопросам, чтобы избиратели могли получить определенное представление о том, что как будет действовать их следующий лидер после вступления в должность.


Между тем, в рамках президентской кампании в России обсуждение ключевых проблем сведено практически к нулю. Путин на протяжении почти двух десятилетий в большой политике никогда не участвовал в публичных дебатах с соперниками, предпочитая излагать свою платформу в ежегодном обращении к нации, в этом году назначенном на 1 марта. Учитывая, что в своих обращениях российский лидер затрагивает вопросы лишь в общих чертах, чего следует ждать россиянам от следующих шести лет правления Путина? В данной статье будет сделана попытка проанализировать, чем все обернется для российской экономики.


Зависимость от кредитов


Как и в 2012 году, перед нынешними выборами Путин дал целый ряд обещаний. Хотя значительная часть его выступления на прошлой неделе была посвящена бряцанью оружием, он также нашел время на то, чтобы объявить «войну бедности». В частности, российский лидер пообещал удвоить ассигнования на здравоохранение и инфраструктуру. Также было обещано поднять зарплаты и сократить уровень бедности вдвое. Эти амбициозные заявления были сделаны на фоне критики по поводу падения уровня жизни в последние годы.


Но Путин не пояснил, откуда возьмутся деньги на подобные инициативы. С одной стороны, российские власти ищут пути обобрать налогоплательщиков, где только можно (естественно, только после выборов). Прозвучали предложения поднять налоги для физических лиц и компаний, а также ужесточить борьбу с уклонением от налогов. Но этого будет недостаточно: бизнес-лобби уже начало борьбу с предложениями поднять налоги, да и простым налогоплательщикам не захочется отдавать большую часть заработанного коррумпированному правительству.


В этой связи следует ожидать, что российское правительство прибегнет к помощи международных кредитных рынков. Возможностей занять за рубежом множество. Международное кредитное агентство Standard & Poor's недавно подняло кредитный рейтинг России до инвестиционного, а администрация президента США Дональда Трампа не стала вводить санкции в отношении суверенного долга РФ. Российский министр финансов Антон Силуанов, возможно, будет сопротивляться росту государственного долга, но исход известен заранее: Россия не сможет увеличить траты без заимствований за рубежом.


Также растут заимствования и на внутреннем рынке. На фоне низкой инфляции Центральный банк продолжит снижать процентную ставку с целью накачать корпоративный сектор дешевыми деньгами. Путин также подчеркнул необходимость снижения ставок по ипотечным кредитам за счет государственного субсидирования, пообещав ставку в 7%. Учитывая низкий уровень зарплат, российские потребители бросились брать кредиты для покрытия основных нужд, побив все прежние рекорды по уровню задолженности.


В краткосрочной перспективе кредитные средства оживляют экономику. Но финансовый сектор РФ отличается многочисленными нарушениями и коррупцией. Хотя регуляторы стараются вывести с рынка недобросовестные банки, сложившаяся в этой сфере культура, где связи и откаты важнее соблюдения закона, не изменилась. Поэтому вполне можно предположить возникновения опасного долгового пузыря, который ударит по России по тому же сценарию, что в США в 2008 году.


Очень голодные госчиновники


Государственный сектор в РФ сейчас обеспечивает 70% ВВП, и ожидается, что в следующие шесть лет данная тенденция только усилится. С начала 2000-х годов российские власти скупили значительные паи в крупнейших корпорациях, вследствие чего государственные предприятия стали столпом российской экономики. Сначала власти скупали предприятия только в «стратегических» секторах, включая те, что влияют на национальную безопасность и социальную стабильность: нефть и газ, металлы, военно-промышленный комплекс, банки и т.д. Скупка государством активов продолжилась даже в сложные времена после 2014 года. Подход Путина к экономике основан на убеждении, что частная собственность не обязательна для эффективного управления.


В течение следующего шестилетнего срока Путина госчиновники возьмутся за секторы, где пока доминируют частные собственники. Например, сельскохозяйственный сектор. После развала СССР Россия превратилась из импортера зерна в крупнейшего в мире экспортера. Кроме того, в феврале государственный банк ВТБ купил контрольный пакет крупнейшего российского ритейлера «Магнит». Также стало известно, что ВТБ владеет паем в российском отделении «Бургер кинг» (Burger King). В ближайшем будущем в государственные руки могут перейти пока активно борющиеся на конкурентном рынке мобильные операторы и ИТ-компании.


Основной причиной наступления государства на экономику является политика. Для Путина, по конституции, это последний срок, и все крупные игроки в Кремле задаются вопросом, кто станет его преемником в 2024 году. По мнению аналитиков, на этом фоне в правящих кругах разовьются мощные клики, накопляющие экономические ресурсы для борьбы за власть. В такой ситуации любые попытки провести либерализацию экономики будут парализованы. И стимулирование экономки за счет траты заимствованных денег не сможет преодолеть стагнацию, вызванную доминированием государства в экономическом секторе и отказом проводить реальные структурные реформы.