После своей победы на выборах президент Владимир Путин рассказал о фокусе своего внимания на четвертый президентский срок.


Он пообещал сделать приоритетным решение российских внутренних проблем.


Он сказал: «Это прежде всего обеспечение темпов экономического роста, придание нашей экономике инновационного характера и решение конкретных вопросов, связанных с развитием здравоохранения, образования, науки, инфраструктуры и на этой базе обеспечение роста благосостояния наших людей». Все это хорошо. Так и кажется, что он едва удержался, чтобы не воспеть материнство и пироги с яблоками. Но сможет ли он добиться успеха?


Состояние российской экономики сегодня лучше, чем несколько лет назад. Инфляция, достигавшая почти 17%, составляет теперь чуть больше 2%, и она, скорее всего, останется на низком уровне. Показатели безработицы не превышают 5%. Экономика растет скромными темпами — около 1,5%.


Кроме того, происходят некоторые важные структурные изменения, тогда как Центральный банк проводит хорошую работу, направленную на укрепление банковской системы. Помимо этого, была консолидирована фискальная политика. Тем временем рубль укрепил свои позиции, и теперь его курс по отношению к доллару составляет около 57, а не 78, как было еще недавно.


У России огромные расходы на оборону — однако ее экономика замедляется. Вместе с тем, есть основания говорить о том, что показатели роста в этом году могут оказаться немного выше — около 2,5%. Активные сторонники России представят это как начало нового подъема. Однако в реальности ничего подобного не произойдет. В России в настоящее время имеются неиспользованные возможности как в области трудовых ресурсов, так и в области капитала. Если использовать технические термины, то экономисты называют это «неиспользованным потенциалом» (output gap).


Такое положение позволяет экономике в течение некоторого времени расти быстрее, чем это обеспечивает ее основной потенциал, поскольку неиспользованные ресурсы начинают вовлекаться в производство. Но как только накопленные ресурсы будут использованы, темпы роста снизятся до уровня базового потенциала.


Проблема России состоит в том, что ее потенциал основного роста, судя по всему, не превышает 1% в год. Если учитывать огромное отставание от развитого мира, то это шокирующе низкий показатель.


Чтобы его увеличить, России нужно справиться с демографическим падением, с низким уровнем инвестиций, а также с незначительным ростом производительности. Все это делает российские политические проблемы очень похожими на те, что существуют во многих других странах. В некотором отношении так оно и есть. Однако Россия, действительно, во многом отличается от других стран.


Так, например, ее слабые институциональные структуры, ее история не очень строгого выполнения требований верховенства закона, а также почти невообразимый уровень коррупции — все это означает, что она не функционирует как нормальная развитая демократия. Вы можете использовать стимулы, от которых в нормальных условиях вы вправе ожидать результатов, однако в российском контексте они не работают.


Недавний слабый рост контрастирует с отличными результатами во время первых двух президентских сроков Путина, продолжавшихся с 2000 года по 2008 год, когда реальных доходы на душу населения росли на 7-8% в год. Поначалу он активно проводил налоговую и земельную реформы, и только после 2004 году стал демонстрировать заметные авторитарные черты. В то время некоторые политические комментаторы предположили, что продолжающийся быстрый рост является доказательством того, что путинский тип авторитаризма на самом деле приносит хорошие результаты — по крайней мере, для России.


В действительности рост экономики просто стал следствием краткосрочной выгоды от заоблачных цен на нефть и сырьевые товары. Россия сильно зависит от экспорта энергоносителей и сырья. Это прекрасно, когда цены на подобные товары высоки, и в результате может возникнуть иллюзия фундаментального процветания. Но когда цены падают, крыша может обрушиться вместе с ними.


Российская реальность — это прецедентное дело для современной экономической реальности. Россия обладает огромной территорией, а также обширными запасами энергоносителей и сырья. Вы можете подумать, что это может сделать ее исключительно богатой. По идее, так и должно быть. Однако этого не происходит. Если взять за основу рыночный валютный курс, то ее ВВП меньше, чем у дождливого небольшого острова, статус и достижения которого Путин любит преуменьшать. Нет необходимости уезжать далеко от Москвы или от Санкт-Петербурга, чтобы подобная ситуация стала болезненно очевидной.


Российский ВВП на душу населения в последние годы не особенно увеличивается. Мировой опыт, в том числе некоторых африканских стран, показывает, что богатые ресурсы часто отравляют источники базового экономического успеха. В отличие от этого, в современном мире немало стран, которые не располагают ни большим количеством земли, ни щедрыми запасами энергоносителей и сырьевых товаров, и тем не менее преуспевают. Гонконг, Сингапур и Швейцария сразу приходят на ум.


Причина состоит в следующем: что бы ни произошло в прошлом, в современном мире корни процветания находятся в неосязаемой области идей и институтов. Экономический успех — это, в действительности, тот случай, когда разум берет верх над материей.


Может ли ситуация стать благоприятной для России? Во-первых, хотя я не думаю, что это вероятно, цены на нефть и сырьевые товары могут значительно возрасти. Это, несомненно, приведет к краткосрочному ускорению, хотя, как уже было отмечено, повышение цен никак не повлияет на базовые показатели роста. Однако в результате могут проявиться многочисленные плохие привычки России, и тогда может даже произойти сокращение базовых показателей роста.


Во-вторых, Россия может прийти к соглашению с Западом, что будет означать окончание эпохи санкций. Это, несомненно, будет главным стимулом, однако в настоящий момент ситуация, похоже, развивается в противоположном направлении.


В-третьих, правительство может сместить баланс своих расходов, включая расходы на инфраструктуру, в большей степени в ту сторону, где может обеспечить позитивный вклад в экономический рост. Судя по всему, именно такого рода намерения имеются у российского правительства, хотя его способность добиться какого-либо результата — это уже другой вопрос.


В-четвертых, Путин может начать реализацию масштабной программы институциональных реформ, он может усилить верховенство закона, укрепить права собственности и начать серьезную борьбу с коррупцией. Это возможно, однако не стоит ожидать чего-то необычного. Не только благотворительность начинается в собственном доме.


Если Запад не отменит санкции, а президент Путин каким-то неожиданным образом не сотворит чудо в области реформ, то в таком случае, судя по всему, в течение нескольких лет в России будет отмечаться рост экономики, сопоставимый с тем, который существовал в период «брежневского застоя» — с 1975 года по 1982 годы. Путину не нужно напоминать о том, что имевшиеся тогда плохие показатели, а также ухудшение ситуации при Горбачеве, и привели к развалу Советского Союза.


Роджер Бутл — президент консалтинговой компании Capital Economics.