Германия решила подключиться к переговорам на тему сохранения транзита газа через территорию Украины после запуска неоднозначного проекта «Северный поток — 2». Судя по всему, газопровод будет построен, а его противникам остается бороться за то, чтобы он как можно меньше навредил Центрально-Восточной Европе. Ситуацию может изменить лишь неожиданный фактор, например, вмешательство США.


В игру вступает Германия


Хотя Кремль сообщил, что в ходе очередного телефонного разговора Владимир Путин и канцлер Ангела Меркель обсуждали спорный проект «Северный поток — 2», главной темой их беседы была химическая атака в Сирии, в причастности к которой обвиняют Россию. По информации пресс-службы президента РФ, обе стороны подчеркивали, что события в сирийской Думе требуют проведения объективного расследования. Кремль также упомянул, что далее обсуждался проект «Северный поток — 2» — газопровод, идущий из России в Германию по дну Балтийского моря, против строительства которого выступает, в частности, Украина, которая получает деньги за транзит российского сырья через свою территорию.


В апреле Меркель заявила, что «Северный поток — 2» имеет «политическую подоплеку», а приступать к его реализации можно будет лишь после решения вопроса о поставках газа через украинскую территорию. Берлин требует, чтобы Москва установила уровень минимальных объемов транзита, в свою очередь, Газпром сообщил, что тот может составить 10 — 15 миллиардов кубометров газа в год. По моей информации, Украина заинтересована в том, чтобы объем транзита составлял как минимум 60 миллиардов кубометров газа в год, иначе ей придется перестраивать свою газотранспортную систему, а это стоит дорого. Важным фактором в этом контексте могут стать поставки из Европейского Союза: они позволят покрыть потребности украинского рынка или наполнить украинские газохранилища, которыми будут пользоваться западные компании.


Времени остается все меньше


Европейская комиссия предложила провести переговоры на тему минимального объема транзита и похвалила Берлин за конструктивную позицию. Переговоры пройдут в новом формате: в них примут участие представители Еврокомиссии, Украины, России и Германии. Найти аргументы в пользу такого решения сложно. В прошлом ЕС на переговорах такого рода, например, на трехсторонней встрече, посвященной условиям поставок газа из России на Украину, которая позволила зимой 2014 года избежать кризиса, представляла Еврокомиссия. От лица Германии, которая официально называла «Северный поток — 2» коммерческой инициативой, не связанной с политикой, будут выступать две немецкие компании — финансовые партнеры российского проекта БАСФ/Винтерсхалл (BASF/Wintershall) и Э.ОН/Юнипер (E.on/Uniper). Такая схема ослабит позицию Еврокомиссии в качестве представителя интересов ЕС. Следует учитывать, что о сохранении минимального объема транзита через Украину Германия и Россия могли договориться еще в 2016 году. Значит, существует риск, что переговоры пойдут в намеченном ими ранее направлении.


Однако сами переговоры дают надежду на то, что появятся какие-то временные решения. Непонятно, как следует интерпретировать заявление Меркель о том, что реализация проекта «Северный поток — 2» будет невозможна без определения будущей роли транзита. Значит ли это, что после получения всех разрешений в Германии строительство газопровода на этом отрезке, то есть на территории ЕС, начнется только после окончания переговоров по транзиту? Это позволит отложить осуществление проекта хотя бы на это время.


На неофициальном уровне в Брюсселе говорят, что занимающаяся проектом компания, 100% акций в которой принадлежит «Газпрому», хотела бы получить все разрешения до конца апреля и после этого сразу же приступить к строительным работам. Это связано, в том числе с тем, что антимонопольное расследование, результаты которого не удовлетворили Польшу и некоторые другие страны, движется к концу. По информации, которую нам удалось получить, Еврокомиссия обнаружила в действиях Газпрома ряд нарушений (в их число входит газовый шантаж в отношении стран-членов ЕС), однако, ответные меры будут очень скоромными, чем недовольны представители энергетического сектора.


После того, как россияне начнут строительство газопровода на территории Евросоюза, у сторонников распространения на него положений новой версии Газовой директивы, останется меньше надежд на достижение своей цели. Даже если им удастся предотвратить появление правовой лазейки, о которой предупреждал наш портал, может оказаться, что антимонопольные нормы, позволяющие отсрочить реализацию проекта и снизить его негативное влияние на рынок Центрально-Восточной Европы, не будут на него распространяться.


Преподнесут ли США сюрприз?


В связи с этим нам остается внимательно следить за переговорами между Еврокомиссией, Украиной, Россией и Германией. Если Берлин хочет спасти европейскую интеграцию, он должен дать Еврокомиссии возможность установить минимальный объем транзита и не позволить начать строительство раньше, чем этот вопрос будет согласован. Как долго продлятся переговоры, неизвестно. Возможно, это последний шанс на пересмотр Газовой директивы и внесение в нее поправок, которые позволят распространить ее действие на «Северный поток — 2».


Времени остается все меньше. Критики неоднозначного российского проекта смотрят с надеждой за океан. Хотя президент США может ввести санкции против компаний, принимающих участие в таких российских проектах, как «Северный поток», американский лидер этого не делает, а вопрос, насколько эффективными могут оказаться эти меры, остается открытым. Пока США ввели санкции против главы Газпрома Алексея Миллера, а в ответ россиянин заявил, что гордится этим фактом, ведь он уже начал волноваться, все ли с ним в порядке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.