На излете влияния СССР на то, что тогда было принято называть Восточным блоком, в период с 1983 по 1988 годы, в одном восточногерманском многоквартирном доме жили два офицера советского КГБ (занимавшегося разведкой и госбезопасностью). Одним из них был Владимир Путин, ныне могущественный президент Российской Федерации. Вторым был Сергей Чемезов, командовавший совершенно секретным подразделением «Луч», которое специализировалось на промышленных разработках.


В документальном фильме, вышедшем месяц назад в преддверии президентских выборов, которые Путин, как и ожидалось, очень убедительно выиграл, был и рассказ о геройских поступках российского президента в Германии. Когда пала Берлинская стена и возмущенные протестующие окружили резидентуру КГБ, Путин вышел на улицу с пистолетом с 12 патронами в магазине. Он заявил немцам, что если они не отступят, у него не будет другого выбора, кроме как стрелять по ним. Они отошли от здания, но, по словам Путина, он был готов, опустошив магазин на 11 патронов, использовать последний для себя.


Чемезов довольно обширно представлен в этом фильме, и он вспоминает дрезденские квартиры и старую дружбу с Путиным. В полном шпионов многоквартирном здании на Радебергер-штрассе, 101, они и их семьи виделись почти каждый день. «В небольшом коллективе важно, чтобы не было конфликтов, — рассказывает Чемезов в документальном фильме. — Это как жить на подводной лодке или в космическом корабле».

 

Сегодня, 30 лет спустя, два старых друга — 65-летний Чемезов и 65-летний Путин — снова, как и прежде, противостоят враждебному Западу, но похоже, на этот раз у них нет иллюзий о грядущей политической оттепели. «Американские санкции никто не собирается отменять. Во всяком случае, я на своем веку этого не увижу», — заявил Чемезов корреспонденту «Дэйли Бист» (The Daily Beast).


На прошедшей неделе мы встретились с Чемезовым на мероприятии, которое должно было продемонстрировать, что в России есть жизнь и после санкций или, если выражаться более реалистично, вопреки им.


В поисках способов спасти разваливающуюся экономику, остановить утекающие сквозь пальцы инвестиции, сократить рост безработицы и катастрофическую утечку мозгов из провинции Кремль размышляет о новых проектах и стратегиях.


В понедельник государственная корпорация Ростех, экспортирующая оружие и авиационное оборудование, открыла модный кластер, объединивший высокотехнологичное производство, искусство и развлечения, на месте ранее секретного военного завода «Октава» — в маленькой депрессивной Тульской области недалеко от Москвы. Долгое время этот регион был предоставлен сам себе, и до прихода сюда Ростеха Тула славилась разве что призрачными индустриальными амбициями почившего в бозе Советского Союза.

ПАО «Октава», центральный вход

Сегодня благодаря Ростеху ситуация меняется, и глава госкорпорации Сергей Чемезов здесь почетный гость. Однако будущему Тулы вряд ли поспособствует составленный американским казначейством список физических и юридических лиц, подлежащих санкциям за «злонамеренные действия» по всему миру. В него вошли и Чемезов, и Ростех.


Высокий, седовласый, одетый в очень дорогой костюм Чемезов осматривает вновь созданные арт-инсталляции, книжные магазины, мастерские и даже Музей станка, который рассказывает историю машинного оборудования и технических устройств в России и мире.


Медленно обходя обновленный завод, он слушает выступающих и тихо, почти шепотом, задает вопросы о производственных процессах, мероприятиях в доме Льва Толстого, расположенном здесь, в Тульской области, и о местной кухне.


Позже во время эксклюзивного интервью «Дэйли Бист» Чемезов поясняет, какой он видит стратегию Кремля по преодолению санкционного давления.
Цель — конверсия до 70% всех оружейных заводов на гражданскую продукцию к 2025 году. При этом предполагается, что эти товары смогут конкурировать на мировом рынке: «Здесь, на „Октаве", есть школа, которая будет обучать технических специалистов производить современные промышленные продукты, востребованные потребителями. В идеале у них не будет аналогов или, в крайнем случае, это будут очень хорошие копии — лучше, чем где бы то ни было. Таким образом мы сделаем предприятия независимыми от их оборонных заказов».


Изначально «Октава» было построена в 1927 году для производства электронного и аудиооборудования в военных целях. Во время постперестроечного кризиса большая часть завода, тысячи квадратных метров, была заброшена. Десятилетиями она пустовала, погребенная под тоннами мусора.


Сначала восстановить завод попытались частные компании, однако позже в дело вмешалась государственная корпорация Ростех, которая организовала здесь производство гражданских микрофонов, наушников и слуховых аппаратов. За последние годы высококачественные микрофоны «Октавы» стали использовать российские и зарубежные музыканты, такие как U2, Sting и Iron Maiden. Radiohead записали свой альбом «OK Computer» на Oktava MK-012s.


Чуть больше года назад Ростех привел в Тулу инвестора Михаила Шелкова, миллиардера, владельца крупнейшего производителя титана в мире ВСМПО-АВИСМА. Шелков инвестировал около 16 миллионов долларов в развитие индустриального кластера на заводе «Октава».


ВСМПО-АВИСМА, не находящаяся под санкциями, по словам Шелкова, поставляет шасси для более трети всех самолетов компании «Боинг».


«Наши отношения с американскими партнерами сегодня даже лучше, чем были до введения санкций. Никогда еще мы не были настолько связаны», — рассказал «Дейли Бист» генеральный директор Михаил Воеводин.


Этот визит в Тулу, очевидно, был важным событием, которое Кремль хотел осветить. Но некоторые ожидаемые и высокопоставленные гости так и не явились на мероприятие.


Многие журналисты приехали в Тулу в надежде увидеть губернатора Алексея Дюмина. Но, к всеобщему удивлению, его не было.


Мифы и слухи, циркулирующие вокруг Дюмина, таковы: некоторые утверждают, что Путин со дня на день назначит губернатора новым премьер-министром страны, другие уверены, что Дюмин — новый министр обороны. За последние шесть лет 45-летний Дюмин с умопомрачительной скоростью перемещался в вертикали власти с одной важной позиции на другую: в 2012 году с позиции заместителя начальника службы безопасности президента он перешел на должность заместителя руководителя ГРУ, российской военной разведки, чьи силы сыграли ключевую роль в аннексии Крыма.

Владимир Путин и Алексей Дюмин во время посещения Государственного заповедника «Музей-усадьба Л. Н. Толстого „Ясная Поляна“».

Российская пресса сообщала тогда, что в зону ответственности Дюмина входила и экстренная эвакуация беглого украинского президента Виктора Януковича в феврале 2014 года. Год спустя Путин перевел Дюмина на другую важную должность — заместителя главкома сухопутных войск, а чуть позднее — и еще выше, сделав его заместителем министра обороны. Затем Путин назначил Дюмина губернатором Тульской области, региона с населением в 1,5 миллионов человек в 100 км от Москвы.


В понедельник коллеги Дюмина предположили, что губернатор приболел и поэтому не смог присутствовать на открытия кластера «Октава». Однако главный редактор радиостанции «Говорит Москва» Сергей Доренко не верит, что 45-летний офицер Дюмин заболел. «Есть только одна причина, которая может объяснить отсутствие губернатора во время визита Чемезова. Дюмин встречался в этот момент с Путиным». Доренко так анализирует карьеру Дюмина: «Я всегда думал, что Путин продвигал Дюмина по карьерной лестнице, словно своего сына, которого так хотел иметь. Однако совершенно неожиданно я получил сигнал от одного человека во власти, который сказал мне, что Путин не хочет оставлять преемника из числа военных».


Запад видит сегодня Россию как страну-завоевателя, способную как на ведение гибридных войн, так и на отравление своих бывших агентов на чужой территории. Однако Кремль, не гнушаясь картинок собственной военной мощи, тем не менее желает показать Западу альтернативную картину экономически мощной страны, чья продукция заинтересует мир не меньше, чем российская нефть.


«Двигателем» этих новых инициатив, к числу которых можно отнести и флагманский кластер в Туле, стал директор по особым поручениям Ростеха Василий Бровко. Он не питает иллюзий относительно возможной конкуренции «Октавы» с «Эппл» (Apple), закончившей год с выручкой в 1 триллион долларов. Но Бровко с оптимизмом смотрит на процессы конверсии российских предприятий, выпускающих военную продукцию.


Задача Бровко — находить профессионалов для вновь создаваемых отраслей и кластеров. Более того, он хочет возвращать русские таланты из США. Бровко понимает, что сделать это будет сложно. «Эксперты в области компьютерных технологий предпочитают работать в Калифорнии, там хороший климат, много солнца и больше профессиональных вызовов», — говорит Бровко. При этом он уверен, что сейчас в России достаточно амбициозных прорывных проектов для людей с интеллектом.