Российская валюта находится в свободном падении. Кризис рубля может стать «бездонной бочкой», такие опасения высказывает одно новостное издание из Гамбурга. Но это было 20 лет назад.

Конец лета 1998 года стал худшим периодом в экономике постсоветской России. После того как разразился кризис, Россия объявила дефолт.

Правительство отпустило стабильный до того момента рубль в свободное плавание, который вскоре после этого потерял 75 % своей стоимости. Финансовая система России после этого рухнула.

Реальная производительность экономики в 1998 году снизилась на пять процентов, инвестиции продолжали снижаться, а инфляция подскочила на почти 90 %.

По данным Европейского банка реконструкции и развития, специализирующегося на Восточной Европе, доля населения, живущего в нищете, выросла с 20 до 30% процентов.

Катализатором кризиса рубля стала потеря доверия к рублю в стране и за рубежом. Инвесторы и банки еще раньше начали нервничать из-за финансового, валютного и экономического кризиса, охватившего Восточную Азию за несколько месяцев до этого.

Как в Турции сегодня

Азиатский и российский кризисы 1997-1998 годов находят отражение в сегодняшней ситуации в Турции. Обесценивание турецкой лиры сказалось на других развивающихся странах, таких как Индия и Южная Африка, поскольку игроки финансовых рынков внезапно стали с недоверием относиться к валютам и экономикам этих стран.

Причины кризиса рубля 20 лет назад скрывались глубоко. Президент Борис Ельцин совместно с МВФ и Всемирным банком сделал ставку на резкие капиталистические экономические реформы.

Рынок должен был заменить план — приватизация госсобственности, отмена государственного контроля цен, либерализация внешней торговли, поддержка частного финансового сектора и открытие дверей для иностранных инвесторов.

Вместе с тем Ельцин отошел от промышленного ориентирования СССР в пользу добычи сырья и развития финансового сектора, от чего российская экономика страдает по сей день.

Избранный президент распустил парламент и, приняв новую конституцию, создал авторитарный президентский режим.

Тем самым, Ельцин создал и новый класс, олигархов, на чью финансовую и медийную поддержку он затем мог рассчитывать. Экономические потери от экономического спада в 90-ые годы были больше, чем от Второй мировой войны, как позднее отметил американский лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц.

Но в «бездонную бочку» Россия не превратилась!

Обесценившийся рубль поначалу удешевил российский экспорт. А подъем Китая, а также растущая мировая конъюнктура в скором времени привели к росту цен на сырье. Путь спасения, который закрыт для империи Эрдогана.

«Режим спокойствия» нового президента Владимира Путина затем привел к стабилизации государства, экономики и отношений собственности. В этой истории и кроется доверие, которое большинство россиян сегодня все еще испытывает к Путину.

Доверие инвесторов на растущих глобализированных финансовых рынках тогда быстро вернулось к России. Уже к концу ХХ века российская экономика демонстрировала двузначный рост.

«Огромные риски» для немецкой экономики, которые беспокоили правительство не тот момент еще в Бонне на протяжении многих месяцев, быстро исчезли. В глобальный финансовый и экономический кризис 2007-2008 годов Россия затем вошла уже окрепшей экономически и институционально.

Однако после того шока двадцатилетней давности рубль продолжал терять вес.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.