Немецкий таблоид Bild сообщил читателям о решении правящей коалиции изменить правила функционирования еще не достроенного газопровода «Северный поток-2»

Согласно европейскому законодательству, этот газопровод подпадает под действие газовой директивы ЕС. То есть Газпром не сможет быть собственником газопровода и продавцом газа одновременно. А это, в свою очередь, скажется на объемах российского газа, которые будут переправляться с помощью «Северного потока — 2».

Но при этом действие новой газовой директивы Европейского союза не распространяется на трубопроводы, которые построены до 23 мая 2019 года. «Северный поток — 2» до этого времени достроить не удалось, хотя Россия предпринимала все возможные попытки, чтобы добиться окончания строительства. И, кстати, задержка с разрешением на продолжение строительства газопровода в территориальных водах Дании многими наблюдателями объяснялась как раз желанием ЕС подвести «Северный поток — 2» под действие новой директивы.

Правящая коалиция Германии в поправках к законопроекту о ратификации обновленной газовой директивы предлагает, однако, фактически отказаться от даты 23 мая и заменить ее формулировкой «существующие инвестиции». Проще говоря — исключить из юрисдикции газовой директивы не только построенные, но и строящиеся газопроводы. Хотя уже сейчас понятно, что такой подход может привести к серьезному конфликту между Берлином и Еврокомиссией, так как очевидно ставит под сомнение саму суть газовой директивы.

И вот тут возникает простой вопрос — зачем немецкое правительство это делает? Зачем идет на такой конфликт? Зачем пытается создать преференции для Газпрома вопреки закону?

И ответ на этот вопрос, к сожалению, прост. Несмотря на все декларации о том, что транзит газа через украинскую ГТС должен продолжаться, Берлин делает все возможное, чтобы исключить саму техническую необходимость такого транзита. А вместо этого — обеспечить его устными договоренностями Ангелы Меркель и Владимира Путина. То есть — пустотой.

Если «Северный поток — 2» подпадет под действие европейского законодательства, тогда Газпрому так или иначе нужны будут дополнительные объемы для транспортировки своего газа в Европу. Если, например, Газпром решит остановить украинский транзит, то и Европа не замерзнет — так как будет получать сырье из других источников, и Украина сможет наладить получение сырья реверсным путем. Потеряет только Газпром — в деньгах. Понятно, что в случае принятия в Кремле решения о завоевании Украины деньги могут оказаться не самым важным фактором, но во всех остальных случаях потеря прибыли — это сдерживающий момент. И сама Германия от подпадания Северного потока — 2 под действие обновленной газовой директивы ничего не потеряет.

Но если немецкие усилия увенчаются успехом, транзит по украинской ГТС может завершиться уже в следующем году. Ну или через год — после того, как Россия «докажет» европейцам, какой Украина ненадежный партнер. И у Кремля будут развязаны руки — и для шантажа, и для войны. Заинтересованность в этом России вполне понятна. Непонятно только, в чем состоит немецкий интерес.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.