Предыстория:

— коронавирус уже обрушил спрос на нефть;

— кризис усугубился, когда нефтедобывающие страны не смогли договориться о сокращении добычи на встрече в Вене;

— Саудовская Аравия не смогла убедить Россию поддержать снижение добычи и в отместку развернула ценовую войну;

— падение цен на нефть вызвало панику на биржах в понедельник утром, но с тех пор цены стабилизировались и даже несколько выросли.

Игоря Сечина часто называют вторым человеком в России. Он — фигура полумифическая и предпочитает оставаться в тени, но, будучи главой Роснефти, считается одним из ближайших советников президента Владимира Путина.

«Они старые друзья, и Сечину поручено беречь жемчужину российской экономики. Во главе этой компании он уселся благодаря тесным отношениям с Путиным, но контроль над ресурсами дает ему возможность занять более независимую позицию», — объясняет исследователь Якуб Годзимирски (Jakub Godzimirski) из Норвежского института внешней политики.

Сечина даже зовут «царем российской энергетики». Долгое время он критиковал российское сотрудничество с той же Саудовской Аравией и другими странами Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) ради сокращения суммарной добычи и поддержания высоких цен. Это сотрудничество получило название ОПЕК+.

Поэтому когда в прошлую пятницу Россия вышла из сотрудничества и отказалась сократить производство, чтобы остановить падение спроса из-за коронавируса, многие сочли это победой Сечина.

В ответ Саудовская Аравия, крупнейший член ОПЕК и второй по величине производитель нефти в мире, пообещала нарастить добычу и снизить цены для клиентов. Это, можно сказать, объявление войны привело в понедельник к крупнейшему падению фондового рынка со времен Первой войны в Персидском заливе в 1991 году.

Нажим на США

Мировая экономика пошатнулась, и эксперты задумались, чего именно хотят добиться две нефтяные державы, развернув беспощадную борьбу за стремительно сокращающуюся долю рынка.

Наиболее распространенное объяснение: Сечин продавил свою мысль, что Россия снизит цены и тем самым вытеснит с рынка американские нефтяные компании.

В последние годы США вкладывают значительные средства в сланцевую нефть, но ее производство обходится дороже, а сама она более уязвима для низкой конъюнктуры. Если американские компании обанкротятся, Россия увеличит свою долю на мировом рынке.

Представитель российских властей заявил в понедельник, что Россия вытерпит от шести до десяти лет низких цен на нефть, и многие услышали в этом сигнал, что русские готовятся к затяжной ценовой войне.

«Они накопили кучу средств и имеют большую „подушку безопасности", которой воспользуются, чтобы смягчить последствия падения цен, но я сомневаюсь, что их надолго хватит», — считает Якуб Годзимирски.

Он предположил, что российские производители могли недооценить способность американских компаний к адаптации — ведь они смогут закрыть производство на короткий период и начать заново, когда цены вернутся на более приемлемый уровень.

«Полагаю, на ход мыслей Сечина повлиял его опыт в российском нефтяном секторе. Но не факт, что нефтяной сектор США регулируется теми же механизмами», — говорит Годзимирски.

Рост добычи

В среду Саудовская Аравия объявила о намерении еще больше нарастить производство с 1 апреля, подлив масла в огонь ценовой войны.

Большинство экспертов сочли этот шаг попыткой усугубить кризис, взять русских на испуг и тем самым вернуть их за столом переговоров.

Однако многие усомнились, что Саудовская Аравия в этой партии выдержит долго. Один из них — основатель Центра глобальной энергетической политики при Колумбийском университете в США Джейсон Бордофф (Jason Bordoff)

«У Саудовской Аравии довольно много финансовых резервов, но длительный период низких цен обременит ее бюджет, подорвет доверие инвесторов и приведет к спекуляциям о девальвации саудовской валюты. Если эти факторы вынудят Саудовскую Аравию изменить курс первой — прежде чем капитулирует Россия, — нефтяная политика королевства рискует потерять свой авторитет», — пишет Бордофф в журнале Foreign Policy.

Тактическая игра

Другая распространенная гипотеза: отступление русских — всего лишь стратегический маневр, и они собираются немного надавить на Саудовскую Аравию, после чего сами попросят о новом соглашении.

«Во внутрироссийском споре все больше голосов призывают вернуться в ОПЕК+, потому что России это действительно выгодно», — говорит Годзимирски.

Эта теория подтвердилась во вторник, когда министр энергетики России Александр Новак объявил о готовности России к новым переговорам с ОПЕК на следующей неделе.

«Это своего рода уравнение, что выгодно, а что нет. Но такие решения диктуются не только экономической логикой. Это ведь еще и способ заявить о себе в политическом смысле», — заключил Годзимирски.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.