На рынке существуют объективные факторы, значительно снижающие спрос и увеличивающие предложение.

До мартовских событий нефтяной рынок уже пережил несколько обвалов. Это шесть эпизодов серьезного падения цен на нефть: январь-июль 1986 года, октябрь 1990-го — апрель 1991-го, октябрь 1997-го — апрель 1998-го, май-ноябрь 2001-го, осень 2008-го (вызвано началом глобального финансового кризиса) и период между 2014 и 2016 гг.

Что касается причин падения цен в 2014 году, то согласно докладу Всемирного банка, по сравнению с предыдущими эпизодами главную роль сыграло предложение, и единственное сходство здесь прослеживается с обвалом в 1986 году. Оба раза это произошло после значительного повышения цен на нефть, которое спровоцировало увеличение поставок из стран, не входящих в ОПЕК. В 1986-м это были поставки из Аляски, Северного моря и Мексики, а в 2014-м — поставки американской сланцевой нефти и канадской нефти и биотоплива. В обоих случаях ОПЕК меняла политику: отказывалась от контроля над ценами в пользу защиты своей доли рынка. Сначала это был лозунг «война за цены», а позже «необходимость сохранить долю рынка любой ценой». Что касается четырёх других эпизодов падения цен на нефть, то они произошли из-за серьезного снижения мирового спроса.

Как говорится в докладе Всемирного банка, падение цен в 2014 году связано со значительным увеличением предложения, и ОПЕК, разумеется, не была намерена сокращать объём производства для поддержания цен.

Напротив, из отчета Международного энергетического агентства за 2015 год следует, что, в отличие от прошлых периодов снижения цен, в 2014 году оно было обусловлено одновременным влиянием спроса и предложения. Речь идёт о рекордном увеличении предложения, с одной стороны, и неожиданном падении спроса, с другой.

Что касается предложения, то технологии по добыче сланцевой нефти положили начало изменению привычного разделения труда между странами ОПЕК и независимыми производителями. Нынешнее падение цен произошло в то время, когда динамика мирового спроса и статус нефти как главного энергоносителя претерпевают значительные изменения. Развивающиеся экономики (с Китаем во главе), которые еще десять лет назад напоминали неумолкающий двигатель и где наблюдалось устойчивое увеличение спроса независимо от цены на топливо, перешли на стадию низкой интенсивности использования нефти.

Глобальная экономика, претерпевшая изменения в результате революции в области информационных технологий, в целом стала менее энергоемкой. Опасения по поводу изменения климата также повлияли на энергетическую политику. Глобализация мирового газового рынка в сочетании с систематическим снижением стоимости и расширением доступа к возобновляемым источникам энергии за последние годы привели к тому, что у нефти появились реальные конкуренты.

Очевидно, падение цен на нефть в настоящее время началось из-за резкого снижения спроса по причине распространения коронавируса и, как следствие, закрытия производств и снижения мобильности граждан. Затем Россия отклонила план по сокращению добычи нефти еще на 1,5 миллиона баррелей. Если страны не хотят координировать производственную политику, требуется альтернативная политика для защиты своей доли рынка. Независимо от того, является ли причиной обвала цен низкий спрос или более высокое предложение, или оба фактора вместе взятые, итог будет напоминать войну всех против всех. Мировой рынок нефти — это фактически единый рынок, следовательно, увеличение доли любого из производителей обязательно уменьшит долю остальных игроков, и поэтому каждый будет стремиться защитить свою часть рынка. Естественно выиграет тот, чья нефть дешевле, или тот, кто дольше других готов нести большие потери. Да, это довольно странно — пытаться сохранить долю рынка в условиях низких цен и увеличения издержек, связанных с добычей, как это делает Россия.

Описанные нами прошлые эпизоды падения цен на рынке нефти, разумеется, известны лицам, принимающим решения в этой стране, однако, они не извлекли из них урок, отвергли любые меры по сокращению добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК + и теперь обвиняют арабские страны Персидского залива в падении цен. Андрей Белоусов, первый заместитель премьер-министра России, как цитирует информационное агентство ТАСС, заявил: «Российская позиция никогда не состояла в том, чтобы обвалить цены на нефть. Это исключительно инициатива наших арабских партнеров. Даже у нефтяных компаний, которые объективно заинтересованы в рынках, не было позиций, что надо разрывать соглашение [ОПЕК+] и выходить из соглашений».

Похоже, Москва переживает трудные времена в связи с резким падением цен на нефть. Как отметил министр финансов, в этом году изменение цен может стоить стране около 39 миллиардов долларов. «Поэтому есть ли смысл в дальнейшем сокращении, если другие производители будут наращивать?», — задал вопрос генеральный директор российской компании «Роснефть». Если, по его мнению, сокращение не представляется возможным, это приведёт лишь к одному — быстрому обвалу цен, как очевидно на фоне прошлого опыта. Глава «Роснефти» выразил уверенность, что к концу 2020 года мировые цены на нефть могут вернуться к 60 долларам за баррель, если сланцевая нефть уйдет с рынка. Это также нелогично, так как чем выше цена, тем больше объем производства сланцевой нефти в связи с гибкостью компаний в этой отрасли. За последние несколько лет цены часто находились ниже уровня 60 долларов за баррель, и увеличение добычи сланцевой нефти в США не прекращалось, так что же остановит ее на этот раз?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.