9 апреля ОПЕК во главе с Саудовской Аравией и Россия, а также другие нефтедобывающие страны, не входящие в ОПЕК, договорились сократить ежедневную добычу на десять миллионов баррелей. Это — беспрецедентное уменьшение объемов производства, соответствующее 10% от мировых поставок нефти.

При этом участники потребуют от США, Бразилии и других стран G20, не входящих в эту структуру, также сократить ежедневную добычу на пять миллионов баррелей. Это отражает упадок ОПЕК, а также то, что она уже достигла своих пределов. 

Резкое снижение спроса на сырую нефть из-за распространения нового коронавируса проявляется в ежемесячном отчете Международного энергетического агентства (МЭА) о нефтяном рынке. Спрос, который в 2020 году, по прогнозам, должен был увеличиться на 1,1 миллиона баррелей по сравнению с предыдущим годом, в феврале был скорректирован до 820 тысяч баррелей. А в марте он был пересмотрен в очередной раз: сокращение на 90 тысяч баррелей в сравнении с прошлым годом. 

Спрос упал ниже предыдущего года впервые за 11 лет. Уже одно это потрясло рынок, однако в конце марта генеральный секретарь МЭА Фатих Бирол (Fatih Birol) заявил, что спрос может упасть на 20 миллионов баррелей. Это эквивалентно 20% мирового потребления. Некоторые считают, что фактическое снижение спроса может составить 30 миллионов баррелей.

Естественно, что на рынке, где 20-30% мирового спроса исчезло за три месяца, гонка наращивания производства, начатая Саудовской Аравией и Россией, вызвала резкое падение цен.

Эта бесконечная гонка заставила США действовать. Дональд Трамп позвонил президенту России Владимиру Путину и наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману и призвал их сократить производство.

Президент Трамп критиковал ценовые манипуляции ОПЕК посредством корректировки добычи. Тем не менее резкое падение цен на сырую нефть ударило по энергетике, которая обеспечивает президенту мощную поддержку. В частности, финансовое положение многих производителей сланцевой нефти, которые стимулировали рост добычи сырой нефти в США, серьезно пошатнулось, а некоторые из них вообще обанкротились.

Саудовская Аравия и Россия жаловались на то, что, даже если нефтедобывающие страны сократят добычу, американская сланцевая нефть восполнит это снижение. Тем не менее сокращение доходов от нефти пошатнет государственную структуру Саудовской Аравии и России, хотя они и были готовы к падению цен: это было необходимо, чтобы сокрушить сланцевые компании. Чем дольше сохраняются низкие цены на нефть, тем глубже раны.

Даже если это правда, что они хотят вернуться к согласованному сокращению добычи и стабилизации рынка сырой нефти, абсолютным условием является участие Соединенных Штатов. 10 апреля состоится внеочередная встреча министров энергетики стран G20. Помимо России и Саудовской Аравии в ней примут участие такие крупные нефтедобывающие страны, не являющиеся членами ОПЕК, как США, Канада, Бразилия и Австралия. Ожидается, что будет обсуждаться сотрудничество в области сокращения добычи.

Можно сказать, что это удача, однако символично, что лидер ОПЕК — Саудовская Аравия —в этом году председательствует в G20. Это может вызвать изменения в структуре нефтяного рынка.

Нефтяная стратегия, внедренная ОПЕК в связи с начавшейся в 1973 году четвертой войной на Ближнем Востоке, расширила влияние организации в качестве картеля. Так появилась МЭА, группа стран-потребителей, которые извлекли урок из нефтяного кризиса.

Несмотря на существование двух «группировок», ОПЕК во главе с Саудовской Аравией и такие не входящие в ОПЕК страны, как Россия и Норвегия, рынок нефти работал на основе структуры, заключающейся во взаимодействии нефтедобывающих стран и государств-потребителей. Сланцевая революция разрушила эту структуру, при которой нефтедобывающие страны искусственно корректировали производство для стабилизации конъюнктуры рынка.

Увеличение производства сланцевой нефти сделало Соединенные Штаты, крупнейшего в мире потребителя нефти, также и крупнейшим производителем. Более того, увеличение или уменьшение добычи сланцевыми компаниями происходит на усмотрение рынка и корпораций. Даже если нефтедобывающие страны корректируют производство на основе политических решений, они больше не могут контролировать рынок. Кризис, вызванный новым коронавирусом, моментально вскрыл структурные изменения, которые происходили за кулисами рынка сырой нефти.

Хотелось бы, чтобы была создана новая система стабилизации рынка с участием США и стран-потребителей. Это защитит статус и будущее нефтедобывающих стран. Но хотят ли этого Саудовская Аравия и Россия? Тем не менее в Соединенных Штатах, где картели строго запрещены антимонопольным законодательством, государству сложно вмешиваться и корректировать вместе с компаниями объемы производства. 

Сближение с G20 — это большая ставка. То, что сейчас происходит на нефтяном рынке, — последняя битва между искусственной корректировкой производства в стиле ХХ века и простым рыночным механизмом, при котором цена определяется спросом и предложением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.