По мере распространения коронавируса глобальный спрос на ископаемые энергоносители падает. Мы прошли долгий путь с момента сырьевого бума, наступившего после терактов 11 сентября, когда к лету 2008 года промышленность достигла исторических максимумов. Финансовый кризис того года в сочетании с ростом добычи в США и появлением других стран в качестве серьезных энергетических игроков — все это привело к перенасыщению рынка.

Теперь пандемия covid-19 и недавняя ценовая война между Россией и Саудовской Аравией — теперь именно эти факторы подвели нас к часу расплаты для всей мировой энергетической отрасли. В США эти тенденции вызывают неопределенность в таких нефтепроизводящих штатах, как Техас. Между тем президенту Трампу в ноябре необходимо победить на выборах в Техасе, если он хочет остаться у власти. Сторонники «зеленой энергетики» ликуют по поводу финансовых проблем у сектора ископаемых видов топлива, надеясь, что это толкнет людей к использованию альтернативных (возобновляемых) источников энергии. Странные надежды: спрос упал на всю энергию, в том числе и ту, которая использует возобновляемые источники (ветер, солнце).

Впрочем, дестабилизация грозит не только экономике. Нефтяная катастрофа потенциально может изменить геополитику — причем не в сторону стабилизации.

Многие граничащие с необжитыми пространствами государства Африки и Ближнего Востока в настоящее время вынуждены преодолевать такие проблемы, как возможность конфликта между странами внутри их регионов. Добавьте сюда повышение уровня безработицы в отдельных странах и увеличение финансового (долгового) бремени. И все эти проблемы усугубляются низкими ценами на ископаемые энергоносители. При этом путинская Россия столкнулась еще и с серьезными внутренними и геополитическими вызовами, которые потенциально могут спровоцировать новые конфликты на периферии Европы.

В сидящем на нефтяной «игле», нестабильном и уязвимом Южном Судане растет внутренняя напряженность на фоне низких цен и страха перед пандемией covid-19. Нигерию, страдающую от напряженности между мусульманских и христианским населением в ее разных регионах, а также инспирированного «Исламским государством» (ИГИЛ, террористической организацией, запрещенной в РФ — прим. ред.) мятежа, в этом году тоже не ждет ничего хорошего. Ожидается сокращение экономики на 3,4%. Не намного лучше ситуация и в Северной Африке. Египту, столкнувшемуся с такими проблемами, как ошеломляющая безработица среди молодежи и огромный государственный долг, скорее всего, грозит крах всех надежд на экономический рост в 2020 году.

То же самое можно сказать и о Тунисе, единственной стране, добившейся успеха в результате «арабской весны». Его сегодня ждет мрачная финансовая перспектива по причине продолжающегося кризиса в сфере добычи углеводородов, которые становятся все более важной статьей экспорта для этой североафриканской страны. Такое развитие событий являются зловещим знаком в регионе, в котором экономика и без того нестабильна, обеспечение растущего населения зависит от цен на энергоносители и который зачастую бывает охвачен конфликтами.

Саудовская Аравия объявила, что из-за снижения доходов от энергоносителей будет применять меры жесткой экономии для ограничения расходов на социальные нужды. Все чаще возникают вопросы относительно устойчивости политической экономики королевства, учитывая его быстро растущее население, которое во многом зависит от государственных субсидий. Подобные проблемы испытывает и давний соперник саудитов — Иран. Увы, исторически беспрецедентно низкие цены на нефть грозят и такой стране, как Ирак: там может произойти экономический коллапс и возобновиться деятельность ИГИЛ*.

*ИГИЛ — террористическая организация, запрещена в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.