В то время как на Западе действуют карантины, а кое-где их даже продлевают, в России жизнь возвращается в привычное русло. Частичные ограничения в основном сняты, многие кафе вновь открыты круглосуточно. Подобное довольно вольное обращение с пандемией, конечно, не ново. Еще в прошлом 2020 году, в начале пандемии весной, Россия весьма осторожно использовала средства карантина.

С одной стороны, это привело к четвертому месту в мире по числу инфицированных и второму месту по избыточной смертности среди европейских стран и государств G20. По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, избыточная смертность в России составила 17,9%, причем 81% смертей списаны на covid-19. С другой стороны, российская экономика пострадала значительно меньше, чем в других развивающихся странах, не говоря уже о промышленных державах Запада. Правда, ВВП России, который и без того стагнировал после аннексии Крыма в 2014 году, сократился в прошлом году на 3,1%, о чем свидетельствуют данные Росстата.

Это самое большое сокращение со времени финансового кризиса 2009 года, но по сравнению с тогдашним минусом в 7,8% оно все же вдвое меньше. Особенно если учесть, что министерство экономического развития предсказывало снижение на 3,8%. Самый большой провал наблюдался в первом полугодии и объяснялся кратковременной самоизоляцией, а также падением спроса на нефть — важнейший экспортный продукт России.

Хорошие показатели, трудный год

Экономисты указывают, что сектор услуг, такой важный на Западе, в структуре валового национального продукта России имеет явно меньшее значение, что в условиях пандемии стало плюсом. Помогло стране и то, что правительство после нефтяного шока 2014 года излишки нефтяных доходов, то есть всё, что превышало цену в 42 доллара за баррель, складывало про запас. Золотовалютные резервы составляют в данный момент стабильные 589,5 миллиардов долларов и близки к абсолютному максимуму. Государственная задолженность России крайне мала.

Но на этом фоне оживление российского фондового рынка после связанного с коронавирусом падения происходит еще слишком медленно. Часть вины за это — помимо ценового и экспортного кризисов в торговле нефтью — лежит на сбросе российских акций в преддверье выборов в США. Существовали опасения, что Джо Байден будет действовать значительно более антироссийски, чем его предшественник Дональд Трамп.

Рынок игнорирует дело Навального

Однако после выборов в США рублевый биржевой индекс IMOEX поднялся на добрую четверть и достиг в начале января нового максимума. Деноминированный в долларах и определяющий для западных инвесторов индекс RTS прибавил четверть, поднявшись до 1500 пунктов, хотя он еще очень далек от максимума 2008 года (2488 пунктов), в то время как показатели других развивающихся стран уже давно рекордные. Помимо цены на нефть, упавшей в 2014 году с 115 долларов за баррель до половинного значения, на настроениях на бирже отрицательно сказываются и другие факторы, такие как геополитика, санкции и в целом страновой риск.

Зато инвесторы практически не отреагировали на внутриполитический скандал вокруг отравления и обвинительного приговора оппозиционера Алексея Навального. «Рынок прагматичен, возможно, даже циничен, но ему не нужны радикальные политические изменения», — отвечает Вячеслав Смольянинов, заместитель главного аналитика московской инвестиционной компании BCS Global Markets, на запрос газеты Die Presse. По его словам, инвесторы, две трети которых находятся за рубежом (число отечественных частных инвесторов за один год до сентября 2020 года возросло на 125% и достигло 7,6 миллионов), понимают, что российский рынок растет медленно и таит в себе определенные риски.

Выгодно, но не очень

Поэтому обманчиво хронически низкое соотношение «цена — прибыль» русских акций по сравнению с другими развивающимися странами и странами Запада. «То, что после биржевого оживления в прошедшие месяцы оно составило у RTS 9,4, а у MSCI Russia — 8, в отношении России уже не считается очень выгодным, — объяснил Кристиан Путц (Christian Putz), хорошо разбирающийся в российских делах основатель лондонской инвестиционной компании ARR Investment Partners. — Как показывает опыт, покупать русские акции следует не тогда, когда это выгодно, а тогда, когда это очень выгодно. В данный момент последнее не наблюдается».

По словам Путца, существует прямая зависимость между российским рынком и ценой на нефть. Но сейчас видно, что рынок после почти десятипроцентной корректировки с середины января частично восполнил ее, но все еще плетется за бурным ростом цен на нефть: баррель нефти марки Brent стоит сейчас 62 доллара, что соответствует докризисному уровню. «Возможен рост котировок после оживления».

Рубль и инфляция

Возросшая цена на нефть должна была укрепить рубль. По прогнозу российских экспертов, курс составит 69,2 рубля за 1 доллар вместо нынешних почти 74 рублей. «Хватит ждать. Пора покупать», — так на днях озаглавил банк Morgan Stanley сообщение клиентам, в котором его аналитики предсказывают возвращение русских активов, тем более что геополитические риски снизились.

Что касается оттока капитала, то в 2020 году он более чем удвоился и составил 47,8 миллиардов долларов. Правда, в январе Центральный банк сообщил о легком замедлении оттока капитала. В то же самое время ЦБ впервые за последние два года сообщил, что инфляция превысит отметку в 5%.

Международный валютный фонд (МВФ) считает это временным явлением и опасается, что инфляция до конца года опустится ниже целевых 4%. Поэтому он настоятельно советует опустить основную процентную ставку на полпункта до уровня 3,75%. В 2020 году в рамках борьбы с инфляцией ЦБ снизил основную процентную ставку на два пункта до 4,25 % — то есть до рекордно низкого показателя в истории России.

Время циклических компаний

С учетом глобального оживления и того факта, что в России предсказывают рост валового национального продукта на 3 % (оценка МВФ), BCS Global Markets считает, что RTS к концу года будет находиться на уровне 1680 пунктов. Прежде всего, циклические компании, которые и так доминируют в RTS, обладают, по мнению Смольянинова, достаточным курсовым потенциалом из-за ожидаемого роста прибылей. И если металлургические концерны уже хорошо продвинулись, в газовом секторе еще предстоит многое сделать.

«В отличие от цены на нефть цена на газ еще далека от высоких котировок, даже несмотря на то, что этот энергоноситель более экологичен и поэтому интереснее в долгосрочной перспективе». По мнению Смольянинова, в то время как частный экспортер сжиженного газа «Новатек» оценивается уже относительно хорошо, ведущему предприятию отрасли Газпрому еще многое нужно наверстать. В банковском секторе Смольянинов однозначно отдает предпочтение главному государственному банку Сбер, тем более что тот превращается в технологический концерн.

Акции инновационного частного банка TCS Group традиционно пользуются успехом на биржах и поэтому хорошо идут и теперь. Прежде всего благодаря государственным концернам, но не только поэтому Россия является сейчас дивидендным раем. Сокращения из-за кризиса в 2020 году ничего не меняют. По общим оценкам за 2020 год, ожидаются выплаты дивидендов в размере 5,4%, что в полтора раза больше, чем в других развивающихся странах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.