Что происходит?

В начале 2021 года у Украины имелся самый низкий объем запасов угля на складах тепловых электростанций (ТЭС) за всю историю независимой Украины.

Согласно данным минэнерго, по состоянию на десятое февраля на складах генерирующих компаний, которыми пользуются ТЭС (ГК ТЭС) находилось триста тридцать семь тысяч тонн угля. Это в два раза меньше минимально необходимых запасов в девятьсот тысяч тон.

К тому же, половина имеющегося угля — почти сто восемьдесят тысяч тонн — сосредоточена на двух ТЭС, которые не могут передавать электроэнергию в Объединенную энергосистему Украины (ОЭС).

Это Славянская ТЭС, входящая в Донбассэнерго Максима Ефимова. Девятнадцатого января она остановилась на аварийный ремонт. И уже не заработает до конца зимы.

Кроме того, это Луганская ТЭС, входящая в ДТЭК Рината Ахметова. Она имеет технологические ограничения подачи электроэнергии в ОЭС из-за того, что часть электросетей находится на оккупированной территории Луганской области.

Энергоблоки других ТЭС постоянно выходят из строя из-за сокращения ремонтной программы в 2020 году. Это создает еще большие проблемы в энергосистеме. По состоянию на десятое февраля в аварийном ремонте находилось двенадцать энергоблоков, одиннадцать из которых — блоки ДТЭК.

В условиях повышенного потребления электроэнергии из-за низких температур и низкого уровня выработки атомными станциями (АЭС), это угрожает стабильной работе ОЭС.

Из-за дефицита электроэнергии в стране, начался импорт электроэнергии из Российской Федерации и Белоруссии. В 2020 году импорт был запрещен в связи с профицитом электроэнергии, вызванным пандемией covid-19.

Кроме того, уже два раза — восемнадцатого января и второго февраля — системный оператор НЭК Укрэнерго запрашивал аварийную помощь от Белоруссии.

«Цензор» разбирался, какие причины привели к энергетическому кризису начала 2021 года.

Профицит электроэнергии в середине 2020 года

Объективные причины были заложены еще в начале 2020 года, когда в Украине оказался профицит электроэнергии.

Он был вызван значительным падением потребления из-за теплой зимы 2019-2020 годов и карантинными мероприятиями в марте — мае в рамках борьбы с пандемией COVID-19.

Также с конца 2019 года в стране наблюдалось падение промышленного производства, что также привело к уменьшению потребления электроэнергии.

Кроме того, на профицит повлияло значительное увеличение мощностей возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

В 2019 году мощность ВИЭ выросла в три раза — с двух до шести гигаватт. При этом, почти восемьдесят процентов в структуре мощности ВИЭ составляют солнечные электростанции (СЭС).

Соответственно, с приходом весны ВИЭ значительно увеличили производство электроэнергии.

Еще один объективный фактор — летом 2020 года значительно упали мировые цены на энергоносители: нефть, газ, уголь. Государственная компания Центрэнерго, находящаяся под влиянием группы Игоря Коломойского, не договорилась с группой ДТЭК относительно цены угля.

ДТЭК отказался снижать цену. В соответствии Центрэнерго на несколько месяцев перешел на использование природного газа, цена которого на тот момент была дешевой.

ДТЭК не стал готовиться к зиме из-за нехватки средств

Все это привело к профициту угля на складах ТЭС. Оборотные средства компаний были заморожены.

Крупнейшим игроком на этом рынке является энергохолдинг ДТЭК Рината Ахметова. Компания добывает около девяноста процентов энергетического угля в стране и контролирует около семидесяти процентов производства тепловой генерации.

Соответственно, ДТЭК меньше инвестировал в добычу угля. Эта отрасль инертна. Подготовка новой лавы занимает от полугода до трех лет в зависимости от шахты.

Снижение объемов инвестиций в середине 2020 года привело к падению добычи угля шахтами ДТЭК в октябре-декабре 2020 года. По году снижение составило шестнадцать процентов.

Но главное — ДТЭК меньше средств истратил для проведения ремонтной компании на теплоэлектростанциях. По словам гендиректора ДТЭК Максима Тимченко, в 2018 году компания потратила три миллиарда гривен на подготовку ТЭС к осенне-зимнему периоду.

В 2020 году эта сумма была в два раза меньше.

Были ли у компании деньги для подготовки ТЭС и шахт к зиме?

Доходов в конце 2019 и в течение 2020 годов на это действительно не хватало. Объемы потребления электроэнергии и цены на нее были низкими. В марте 2020 года «ДТЭК Энерго» даже объявил технический дефолт — остановку выплат процентов по евробондам и банковским долгам.

Впрочем, компания имела значительные прибыли в течение 2016 — 2019 годов, когда действовала регулируемая цена на электроэнергию ТЭС, привязанная к импортному паритету стоимости угля — так называемая формула Роттердам+.

На эти деньги были куплены новые активы. Либо они были выведены за границу через торговые операции.

В 2020 году ДТЭК не стал искать кредитные средства для подготовки к холодам. В случае теплой зимы 2020-2021 года компания понесла бы еще большие убытки. Но зима оказалась холодной.

Не гибкая регуляторная политика кабинета министров

В начале 2020 года исполнительную власть возглавили лояльные к ДТЭК руководители. В начале марта кабмин возглавил Денис Шмыгаль, который до того руководил ДТЭК Бурштынская ТЭС. В апреле минэнерго в качестве исполняющей обязанности возглавила Ольга Буславец. В декабре 2020 года НАБУ обнародовало запись разговора, в котором один из менеджеров ДТЭК называет ее человеком, «который облегчит нашу жизнь».

Руководство кабмина сделало сразу несколько шагов для ограничения конкурентов ДТЭК. Нацкомиссия осуществляющая регулирование энергетики (НКРЭКУ) запретила импорт электроэнергии из Российской Федерации и Белоруссии с одиннадцатого апреля. Правительство с пятнадцатого апреля ввело пошлину в размере шестьдесят пять процентов на импорт угля газовой группы из Российской Федерации.

В конце апреля минэнерго пересмотрело прогнозный баланс, в котором больше всего было ограничено производство электроэнергии на АЭС, оператором которых является государственный НАЭК Энергоатом.

В июне кабмин своими распоряжениями предоставил приоритет энергоблокам ТЭС, работающим на угле, по отношению к блокам на природном газе до ноября. Возможно, все эти решения были обоснованы в период профицита электроэнергии. Но в конце года, когда потребление электроэнергии выросло, а генерация оказалась не готовой к зиме, эти ограничения не позволили накопить уголь.

Ложный прогнозный баланс

Больше всего скандалов было из-за изменения прогнозного баланса электроэнергии (ПБ) в апреле. Прогнозный баланс — это документ, который определяет прогнозируемые объемы потребления и производства электроэнергии по каждому виду генерации в год и помесячно.

Руководство государственного Энергоатома и член парламентского энергетического комитета Андрей Герус (партия «Слуга народа») утверждают, что ПБ в апреле был изменен таким образом, чтобы увеличить объем производства электроэнергии тепловой генерацией ДТЭК, имеющая излишки угля.

НЭК Укрэнерго, которая составляла баланс, и минэнерго, которое его утверждало, указывают на то, что в условиях рынка, действующего с 1 июля 2019 года, ПБ не является обязательным для исполнения. Это ориентир для генерирующих компаний. Но каждый производит столько, сколько может продать.

Отвечая на обвинения о ложном прогнозном балансе, Ольга Буславець восьмого февраля опубликовала в фейсбуке «Ликбез для экспертов». Она была освобождена от должности решением и. о. министра еще в конце ноября 2020 года.

В своей заметке Буславец отмечает, что общая погрешность за 2020 год составила всего шесть десятых процента. Однако в отдельных месяцах отклонения были значительно больше. Особенно это касается последних двух месяцев 2020 года.

Как видно, больше всего минэнерго «не угадало» значительное увеличение потребления электроэнергии — до 8% в декабре. И уменьшение объемов производства ВИЭ на тридцать пять процентов в ноябре, что было вызвано плохими погодными условиями, которые невозможно было спрогнозировать заранее.

Это привело к значительно большему потреблению угля — на сорок пять процентов больше ПБ в декабре. Необходимые объемы, по утверждению самой Буславец, не были подвезены в конце года. Поэтому в феврале страна получила пустые склады ТЭС во время низких температур.

Впрочем, главной причиной кризиса Буславец называет «систематическое "продавливание" цены на рынке электроэнергии» в конце 2019 — начале 2020 года, открытие импорта электроэнергии из России и Белоруссии, а также несбалансированную модель PSO (поставки дешевой электроэнергии населению), которая привела к долгам перед Энергоатомом.

Примечательно, что модель PSO утверждена постановлением Кабмина и менялась в течение 2020 года при участии самой Буславец. В целом ее тезисы полностью совпадают с позицией ДТЭК, которую обнародовал генеральный директор холдинга Максим Тимченко десятого февраля.

Ремонтная программа Энергоатома

Руководители генерирующих компаний ДТЭК на заседании НКРЭКУ двадцать пятого января основной причиной отсутствия угля на складах ТЭС назвали несвоевременный ввод в работу трех энергоблоков Запорожской АЭС в ноябре 2020 года.

В Энергоатоме утверждают, что нарушение ремонтной программы — полностью лежит на изменениях Прогнозного баланса в апреле 2020 года и системных ограничениях АЭС диспетчером НЭК Укрэнерго.

Суть логики в том, что для вывода энергоблока АЭС для планового ремонта должно быть отработано ядерное топливо. Из-за ограничения выработки, топливо отрабатывалось дольше. Поэтому графики ремонтов были сдвинуты во времени.

На сегодня АЭС несут нагрузку около десяти гигаватт при установленной мощности четырнадцать гигаватт. В Укрэнерго рассчитывали на мощность одиннадцать гигаватт от АЭС в холодные месяцы. Пятнадцатого февраля Энергоатом обещает запустить в работу один блок Хмельницкой АЭС мощностью один гигаватт.

Руководитель Энергоатома Петр Котин заявляет, что Государственная инспекция ядерного регулирования (ГИЯР) во главе с Георгием Плачковым искусственно заблокировала вывод двух энергоблоков Запорожской АЭС в ноябре 2020 года.

В Энергоатоме утверждают, что весь 2020 год происходило искусственное ограничение выработки АЭС с целью увеличения выработки тепловой генерации. То есть — ДТЭК.

Рост потребления в конце 2020 года

Неожиданным для государства и участников рынка стал рост потребления электроэнергии в последние месяцы 2020 года. На шесть процентов больше прогнозного баланса в ноябре и на восемь процентов — в декабре.

В минэнерго не смогли объяснить причины такого роста. Относительно причин этого явления имеется несколько предположений. Среди очевидных — восстановление экономики после карантинных мероприятий и относительно холодная зима.

Кроме того, на это могла повлиять диспропорция в стоимости природного газа и электроэнергии для населения. Как известно, с августа 2020 года действует рынок газа для населения. Он значительно подорожал с наступлением холодов.

Электроэнергия поставляется населению по льготным ценам. К тому же, до января 2021 года действовала льготная цена в размере девяносто копеек за один киловатт/час на первые три тысячи киловатт в месяц для потребителей, использующих электроэнергию для населения.

Соответственно, население потребляло больше дешевой электроэнергии и меньше дорогого газа. Есть и экзотическая гипотеза — якобы дополнительным фактором роста потребления стал рост стоимости биткоина, для майнинга которого используется электроэнергия.

Добытый уголь, которого нет

В зимние месяцы 2019-2020 годов ДТЭК поставлял на ТЭС объемы угля, которые составляют пятьдесят-шестьдесят процентов их добычи. Такие цифры изложены в заявлении к АМКУ о злоупотреблении группой ДТЭК монопольным положением, которое составила и представила Лига Антитраста во главе с Агией Загребельской.

Такие данные построены на анализе информации минэнерго касательно остатков угля на складах ТЭС и относительно объемов добычи. Частично такая диспропорция объясняется тем, что минэнерго дает статистику добычи рядового угля. Товарная угольная продукция после обогащения, теряет треть от объема. Но не половину.

Возможно, часть угля используется на металлургических заводах Метинвеста Рината Ахметова. Но тогда возникает вопрос — почему уголь не поставляется на ТЭС в то время, когда он так нужен?

Важно, что ценовая конъюнктура в условиях дефицита благоприятна для производства электроэнергии угольными станциями. По данным ГП «Оператор рынка» в феврале 2021 года средневзвешенная цена на ценообразующем рынке на сутки вперед (РДН) в ОЭС Украины составляла около 1700 гривен/МВт-ч. По словам Максима Тимченко рентабельность ТЭС при нынешних европейских ценах на уголь (около семидесяти долларов за тонну) наступает при цене не менее 1500 гривен/МВт-ч.

По данным исследования Low Carbon Ukraine (финансируется правительством Германии), в 2019 — 2020 годах, когда цены на уголь составляли около пятидесяти долларов за тонну, предельные затраты тепловой генерации покрывались при цене 1100 гривен/МВт-ч.

Чего хочет ДТЭК

Во время презентации своего «видения выхода из кризиса» руководитель ДТЭК Максим Тимченко настаивал на отмене ограничений максимальной цены электроэнергии на РДН, запрету импорта из РФ и Белоруссии и увеличении цены на электроэнергию для населения.

По его словам, нет смысла каждый год запасать много угля для возможной холодной зимы. Гораздо эффективнее в отдельные часы или дни использовать природный газ, хоть он и дороже.

Рентабельная цена продажи электроэнергии на газу составляет семьдесят пять евро или 2500 гривен/МВт-ч. Это больше существующего максимального ограничения цены — 2048,23 грнивен/МВт-ч.

При том в ДТЭК открыто говорят, что выступают против импорта из РФ и Белоруссии, потому что это приведет к снижению цен на рынке.

Суть выступления Тимченко сводится к тому, что рыночные цены электроэнергии на Украине, которые большую часть 2020 года были выше европейских, не позволяют работать тепловой генерации с рентабельностью.

В то же время, глава холдинга заявил, что ДТЭК заинтересован покупать новые активы в сфере распределения электроэнергии (облэнерго) и инвестировать в ВИЭ в европейских странах.

Выводы

В целом кризис произошел из-за цепочки обстоятельств: теплая зима в 2019-2020 годах — пандемия плюс холодная зима 2020-2021 годов. У многих представителей госорганов и госкомпаний в сфере энергетики есть уверенность, что кризис искусственно создан группой ДТЭК для шантажа руководства государства из-за потери политического влияния в энергетической сфере.

Доказать или опровергнуть это, возможно, удастся НКРЭКУ, которая должна осуществить проверку ГК ТЭС относительно причин пустых складов на ТЭС.

Такие проверки, скорее всего, закончатся ничем, либо незначительными штрафами — сто тысяч гривен на одну генерирующую компанию.

Но если проверки предъявят доказательства умышленного доведения энергосистемы до кризиса группой ДТЭК, государство может применить крайнюю меру — введение временной администрации на ГК ТЭС.

Собеседники Бизнес Цензора в Минэнерго утверждают, что руководство страны готовится к реформе энергетического рынка после окончания зимы.

Предполагается, что реформа будет включать повышение цены на электроэнергию для населения. Но вместе с тем она должна включать ликвидацию схем продажи электроэнергии государственных Энергоатома и Центрэнерго группе Коломойского. А также ограничение монополии группы ДТЭК Ахметова.

«Чтобы у людей было чувство справедливости, больно должно быть всем», — констатировал собеседник БЦ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.