В старом покосившемся доме в бедном квартале Тбилиси собрались трое друзей, готовых покинуть город и страну, причем кто-то из них — впервые. Все трое подали заявку на участие в новой государственной программе по найму рабочей силы для сезонных сельскохозяйственных работ в Германии и испытывали по этому поводу смешанные чувства.

Один из них, Дато, зарабатывает на жизнь доставкой еды на своем скутере и мечтает заняться чем-то другим. «Может, я научусь чему-нибудь новому, а по возвращении открою свою ферму, вместо того чтобы горбатиться на курьерские службы», — сказал он. Он поддразнивал своих друзей: «Я вырос в деревне, поэтому, в отличие от этих двоих, знаю, как управлять фермой».

Двоих его друзей, Мераба и Георгия, съедали сомнения. (Все трое согласились дать интервью на условиях анонимности). Специалисты среднего звена, находящиеся на государственной службе, считали унизительным для себя променять свои кабинеты на физический труд, пусть даже временно. Но они прикинули: в рамках новой программы платят минимум 9,50 евро в час, а это значит, что они могут заработать 5 670 евро за три месяца — максимально разрешенный срок пребывания грузин в Германии по программе. По словам Георгия, на нынешней работе ему понадобилось бы два года, чтобы заработать эти деньги.

«За сбор спаржи в Германии платят больше, чем на государственной работе в Грузии», — сказал Георгий.

Запущенная в феврале программа для трудовых мигрантов за первые 24 часа набрала рекордное количество заявок: участвовать в ней изъявили желание более 53 тысяч грузин, что составляет больше одного процента населения страны. «Со стороны правительства Германии ограничения на количество заявок установлено не было», — сказала на проведенной 11 февраля пресс-конференции министр по делам внутренне перемещенных лиц с оккупированных территорий, труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии Екатерина Тикарадзе.

Возникнувший ажиотаж можно объяснить неутешительными показателями занятости и доходов населения в Грузии. Средняя месячная зарплата составляет чуть более 1 тысячи 300 лари (менее 400 долларов). По официальным данным, уровень безработицы составляет 18 процентов, а вырос он в результате пандемии covid-19 и связанных с ней увольнений. Опросы, проведенные в начале 2021 года Кавказским центром исследовательских ресурсов, показали, что каждый пятый грузин сообщил о потере работы в результате пандемии.

К участию в программе допускаются граждане в возрасте от 18 до 60 лет, которые имеют опыт работы в сельском хозяйстве и владеют базовыми навыками немецкого или английского языка. Дато говорит только по-грузински, но программа позволяет кандидатам подавать групповые заявки при условии, что хотя бы один заявитель говорит на одном из этих двух языков. Мераб говорит по-немецки и ездил в Германию отдыхать.

По словам Тикарадзе, нынешняя программа является пилотным проектом, и в будущем планируется расширить сферу занятости, не ограничиваясь только сельским хозяйством. Грузия также работает совместно с Францией, Грецией, Израилем, Болгарией и Кипром над созданием аналогичных программ.

Грузинские власти утверждают, что программа позволит грузинам легально зарабатывать деньги в Германии, приобретая при этом навыки, которые они могут применить у себя на родине. Немецкие власти также считают, что программа выгодна обеим странам. «В Грузии многие хорошо разбираются в сельском хозяйстве и смогут внести свой вклад в сельское хозяйство Германии, а по возвращении на родину они смогут содействовать развитию этой сферы в своей стране», — сказал журналистам посол Германии в Тбилиси Хуберт Книрш.

«В целом эта инициатива могла бы пойти на пользу и сельскому хозяйству Грузии, — сказал Ханс Гутброд, гражданин Германии, который уже более 10 лет работает в сельскохозяйственном секторе Грузии. — Даже если только несколько человек, вернувшись, поделятся опытом использования новых технологий, методов работы, а также своим пониманием того, как работает современное сельское хозяйство, это может возыметь огромный положительный эффект».

Экономисты утверждают, что пробелы в знаниях препятствуют повышению производительности и рентабельности сельского хозяйства Грузии — сектора, в котором занято около половины всего населения страны, но на который приходится лишь 7,4 процента ВВП, составляющего 17,5 миллиарда долларов.

Согласно исследованию, проведенному в 2016 году Программой развития ООН, «производительность 60 человек, занятых в грузинском сельском хозяйстве, аналогична производительности всего одного французского сельхозработника». В нем также отмечалось, что пока в таких странах, как Армения и Болгария, которые стоят с ней в одном ряду, наблюдается значительный рост производительности труда, в Грузии этот показатель остается практически неизменным.

«Я считаю, главное, чтобы программа реализовывалась грамотно: обеспечить, чтобы работники попадали на подходящие им фермы (в том числе органические), организовывать небольшие тренинги до и после, оказывать поддержку вернувшимся на родину грузинам, желающим начать, скажем, собственное производство ягод», — сказал Гутброд.

Программа могла бы также помочь упорядочить процесс миграции грузинских граждан в Германию. Немецкие власти выражают недовольство тем, что грузины злоупотребляют безвизовым режимом с Евросоюзом, и программа, в рамках которой у них появится возможность совершать регулярные поездки в Германию, могла бы предотвратить часть случаев превышения разрешенного срока пребывания в стране.

Но есть и те, кто воспринял программу как возможность для Грузии уйти от ответственности за собственные экономические проблемы путем экспорта безработных.

«Миграция — это быстрое решение острой проблемы безработицы. Создать рабочие места на родине сложнее», — сказал Феликс Хетт, глава представительства Фонда имени Фридриха Эберта на Южном Кавказе. По его словам, экономической стратегии Грузии, включающей либерализацию экономики, снижение налогов и смягчение законодательства, недостаточно для решения проблем с занятостью в стране.

«Комплексная политика в области занятости включает в себя инвестиции в образование и профессиональное обучение, государственное финансирование исследований и разработок, а также доступ к кредитам для малого бизнеса через государственные банки, — сказал Хетт. — Эти факторы лежат в основе экономического успеха Германии после Второй мировой войны».

Впрочем, Георгий, Мераб и Дато не заглядывают так далеко, их больше интересует ближайшая перспектива. Георгий и Мераб пытаются выяснить, смогут ли они сохранить свои рабочие места, решившись на участие в программе. «Мы подумаем об этом, если нас выберут. Думаю, я смогу договориться об отпуске, если только не останусь в Германии больше, чем на месяц, — сказал Мераб. — Пребывание на ферме в течение месяца может помочь сменить обстановку, и я надеюсь, что смогу провести несколько дней в одном из приличных городов Германии».

Он указал на свое окно, за которым виднелось самое большое и старое кладбище Тбилиси. «Копать картошку — не то, о чем я мечтал, конечно, однако, всякий раз глядя в окно, я вижу только смерть», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.