С 1917 по 1992 год Россия в составе Советского Союза пыталась построить альтернативную экономическую модель, которая конкурировала бы с капиталистической моделью и в перспективе заменила бы ее. За исключением непродолжительного периода Новой экономической политики, известной как НЭП, в начале 1920-х годов, эта модель оставалась жестко командной. То есть индивидуальное предпринимательство было заменено центральным планированием. Командная экономика многократно преумножала государственные экономические возможности и укрепляла его аппарат принуждения, но она так и не принесла благосостояния среднему гражданину. Русскому обществу традиционно присущ особый коллективизм. Интересы коллектива всегда ставились выше личных. Кроме того, для русских характерен аскетизм, отказ от материальных благ ради достижения высших духовных ценностей. В предреволюционной России в глазах православного крестьянства было почти стыдно быть богатым. В связи с этим индустриализация проводилась с привлечением иностранного капитала: немецкого, британского, французского и шведского. Перед Первой мировой войной царская Россия переживала интенсивное индустриальное развитие, но структура собственников капитала была такой, что фактически иностранные граждане владели ее производственными мощностями.

Русская революция изменила этот тренд и передала всю экономику в собственность государства. Коммунистическая модель экономики отчасти импонировала русским массам, которые тяготели к социальному равенству и презирали богатых буржуев. Но полное лишение населения любых видов собственности, а вместе с тем и ответственности, усугубило пассивность вообще-то невероятно предприимчивого огромного русского народа. Поскольку государство решало все само, его граждане утратили всякий интерес к продуктивному труду и потеряли даже впечатление, что они управляют собственной жизнью. Сколь сильным был шок от внезапного перехода от капиталистической модели, столь пассивными были советские граждане. Вместе с тем и структура производственной системы напоминала социальную, и советские предприятия никогда не функционировали как отдельные, автономные фирмы, а оставались частью комплементарной всеобъемлющей экономической системы. Советское предприятие, как и советский гражданин, было частью огромной централизованной цепочки и самостоятельно существовать не могло. Поэтому приватизация таких предприятий означала в принципе их уничтожение. До 1999 года уровень безработицы в России достигал рекордные 13,04 процента. Для сравнения: даже во время коронавирусного кризиса безработица в России держится ниже шести процентов, в том числе по данным международного рейтингового агентства Moody's.

Со сменой режима в России в начале нового тысячелетия прошло время радикальной неолиберальной модели, в котором абсолютное первенство отдавалось частному капиталу и индивидуальной инициативе. Российское государство постепенно вернуло себе мажоритарную долю в нефтяной промышленности и заключило неофициальный договор с собственниками крупного капитала. Им разрешили сохранить богатства, но взамен они должны были предоставить его в распоряжение государства там, где это необходимо. Богатеи, которые не согласились, утратили власть. Ходорковский тому, вероятно, — лучший пример. Как мы видим, в России государство взяло реванш, но не скатилось обратно к тоталитарной командной модели, а остановилось на уровне государственного капитализма.

Экономические партнеры России

Хотя внешнеполитический дискурс Соединенных Штатов Америки направлен против России и Китая и в целом достиг уровня холодной войны, говорить о подлинной холодной войне нельзя, пока функционирует глобальная экономика. Можно отметить тенденцию к ухудшению билатеральных отношений между Россией и США, а также Россией и Европейским Союзом в целом. Но холодная война подразумевает борьбу двух политэкономических концепций, а не конкуренцию между государствами в сфере международных отношений. Данные о российском экспорте и импорте ясно говорят о том, что Россия совершает стратегический разворот в сторону Азии, прежде всего Китая. Если в досканционный период, до 2014 года, Россия была заинтересована в первую очередь в европейском рынке, то сейчас она сосредоточена на китайском. Картина российского экспорта до коронавирусного кризиса была такой: 13,4 процента от общего объема российского экспорта приходились на Китай, далее следовала Голландия с 10,4 процентами, Германия с 6,75 процентами, Белоруссия с 5,08 процентами, Турция с 4,95 процентами, Южная Корея с 3,83 процентами, Италия с 3,36 процентами, Казахстан с 3,34 процентами, Великобритания с 3,11 процентами и США с 3,09 процентами. Например, в 2008 году, перед грузино-российской войной и первой волной охлаждения отношений России с коллективным Западом, Россия экспортировала больше продукции в Германию и Голландию, чем в Китай. Теперь Россия, с одной стороны, сближается с Китаем, так как китайская экономика постоянно растет, и для этого ей необходимы российские энергоносители, а, с другой стороны, к этому Россию подводят геополитические изменения. Все мы понимаем, что «медовый месяц» России с Западом давно закончился.

Структура импорта товаров в Россию в период до коронавируса похожа на экспортную картину: Китай стоит на первом месте с 21 процентом, Германия — на втором с 10,1 процентом, Белоруссия —на третьем с 5,52 процентами, затем идут США с 5,43 процентами, Италия с 4,41 процентами, Япония с 3,62 процентами, Франция с 3,47 процентами, Южная Корея с 3,23 процентами, Казахстан с 2,31 процентом, и, наконец, Польша с 2,05 процентами. Видно, что Китай лидирует, но, даже несмотря на санкции, торговля между странами Европейского Союза и Россией, как и между РФ и Соединенными Штатами, продолжается. Если представить, что на Западе достигли бы консенсуса относительно тотальных санкций против России, это нанесло бы сильнейший удар сначала по экономикам самых развитых стран Европейского Союза, а потом уже по России, которая впала бы в полную зависимость от Китая. Неудивительно, что этот сценарий еще не реализован, хотя США часто к нему призывают. Однако подобное развитие событий не соответствует интересам России и Германии, а также ускорит развитие Китая, который получил бы возможность шантажировать Россию и снижать стоимость экспортных энергоносителей.

Конфликты на внешнеполитической арене не остановили приток иностранного капитала в Россию, в том числе с Запада. Многие транснациональные корпорации продолжают работать и производить товары в России. Список крупнейших иностранных корпораций в России, составленный в соответствии с их ежегодной прибылью, таков: Reno, Philip Morris, Volkswagen, Leroy Merlin, Auchan, Toyota, Japan Tobacco International, PepsiCo, Kia, Ikea, Samsung, Metro, Hyundai, Apple, Mercedes, British American Tobacco, Nestle, BMW, Huawei и Mars.

Российская экономика в международных рейтингах

Статистика не всегда дает ясное представление об уровне жизни граждан в данном государстве. Однако нет лучшего способа сравнить разные экономики мира, чем сопоставить их общие показатели. Первый показатель, который будет учтен, — это валовой внутренний продукт. ВВП отражает общую стоимость всех произведенных конечных товаров и оказанных услуг в одном государстве за определенный период. Для удобства сравнения ВВП выражается в долларах США. ВВП, как правило, используется как показатель экономического развития того или иного государства. Второй показатель — это ВВП по паритету покупательной способности (ППС). О ВВП говорят, прежде всего, когда речь идет об экономическом развитии государства, но чтобы составить представление о национальном рынке того или иного государства, необходимо учесть ППС, в котором учитываются как разница валютного курса по отношению к доллару, так и колебания цен на услуги и уровень инфляции. Например, США являются первой экономикой мира по номинальному ВВП, но если учитывать еще и ППС, то на первое место выходит Китай. Третий показатель — индекс человеческого развития. Этот показатель характеризует качество жизни, и его определяет ООН. Этот индекс отражает не только экономический рост, но и такие факторы, как ожидаемая продолжительность жизни, качество образования и доход на душу населения. Четвертый индекс — валовой доход на душу населения с поправкой на паритет покупательной способности. Этот показатель входит в индекс человеческого развития и отражает общую стоимость всех произведенных товаров и услуг в одном государстве за один года, включая налоги и экспорт, к которым прибавляются доходы граждан из-за рубежа, а отнимаются доходы, которые из страны вывезли иностранные граждане. Пятый и последний показатель — Коэффициент Джини, который отражает степень социального расслоения и разрыв между богатыми и бедными в том или ином государстве.

По уровню ВВП Россия занимает 11 место среди экономик мира, по оценкам Всемирного банка, Международного валютного фонда и Организации объединенных наций за 2019 и 2020 год. За время наиболее динамичного, во всех сферах, развития современной России в период с 2000 по 2008 год (первые два срока президента РФ Владимира Путина) ВВП вырос на невероятные 539,5 процента. Это ясно свидетельствует, что тонущая Россия 90-х успела обновиться к экономическому кризису 2009 года. 2008 год стал поворотным для России не только из-за мирового кризиса, который последовал, но и потому, что в тот год Россия впервые открыто выступила против западных интересов в Восточной Европе. Затем последовала санкционная война 2014 года, которая значительно ограничила экономический рост России. Поэтому с 2009 по 2020 год общий рост ВВП российской экономики составил скромные 24,1 процент. Общее состояние выглядит иначе, если обратиться к ВВП по паритету покупательной способности. По этому показателю Россия занимает шестое место в мире, по оценке Всемирного банка, МВФ и ООН за 2019 и 2020 годы. Разница между двумя показателями не свидетельствует о правильности или неправильности одного из них, так как в ВВП учитывается общая стоимость всех произведенных товаров и оказанных услуг в одном государстве, а паритет покупательной способности контекстуализирует первый показатель.

Индекс человеческого развития отражает общее качество жизни в том или ином государстве. Правильнее учитывать этот показатель, чем, к примеру, средний доход, так как высокая зарплата ничего не говорит о доступности медицинских услуг и образования. По индексу человеческого развития Россия занимает 52 место. Для сравнения: на первом месте стоит Норвегия; Германия занимает шестое место, Соединенные Штаты — 17, Франция — 26, Венгрия — 40, а Сербия — 64. Если сопоставить этот показатель с двумя предыдущими, то создается впечатление, что российская экономика развита, но качество жизни граждан РФ низкий. В 1990 году Россия стояла на максимальном для себя 33 месте. Причины этого падения — в сокращенном финансировании здравоохранения и образования в России, неравномерном региональном развитии, концентрации капитала и благосостояния в руках малой части населения. Если не рассматривать Россию в целом, а сфокусироваться на таких городах, как Москва, то и не скажешь, что качество жизни снизилось по сравнению с советским периодом. Если же рассматривать запущенные города Центральной России, то все встает на свои места. Это подтверждает и коэффициент Джини, по которому Россия отстает от всех европейских стран, за исключением только Черногории и Болгарии. Большое богатство, которое производится в России, оказывается в руках малой группы людей и городов-миллионников, что негативно сказывается на экономическом и демографическом развитии России.

Недостатки российской экономики

Многие неолиберальные экономисты в России советуют отказаться от ограничительной финансовой политики российского Центробанка, который заботится только о макрофинансовой стабильности, но при этом тормозит экономическое развитие и потребление. У России одна из самых малых задолженностей в мире. По данным МВФ, даже в год коронавирусного кризиса долг России составлял всего 18,98 процентов от ее ВВП. А вот долг США, например, достигает 133,64 процентов от его ВВП, Франции — 118,57 процентов от ВВП, Великобритании — 111,52 процента от ВВП, Германии — 72,21 процента от ВВП. Значит, России доступен объемный капитал, который она могла бы вложить в развитие экономики. Однако этому мешает разросшаяся коррупция внутри государственных структур. Можно предположить, что именно поэтому верхушка российской власти предпочитает ограничительную политику Центрального банка, так как лучше держать низкую инфляцию и ликвидный банковский и финансовый сектор, чем тратить капитал на бесперспективные проекты, которые сожрет коррупция. Поэтому пока российские власти берутся только за стратегические инфраструктурные проекты, такие как строительство огромного портового комплекса на Балтийском море в Усть-Луге или модернизация дорожной или железнодорожной инфраструктуры. Но и здесь совершались довольно серьезные ошибки, в том числе при строительстве космодрома «Восточный», который должен заменить «Байконур», оставшийся после распада СССР в Казахстане. В 2019 году Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина, заявил, что каждый десятый рубль, вложенный в строительство этого космодрома, украден. Президент России проводит ответственную политику и не хочет оставить в наследство кому-то из новых российских лидеров задолжавшее государство. Подтверждение тому — огромные запасы золота, которые год от года, невзирая на санкции, растут и сегодня достигают 554 миллиардов долларов.

Помимо высокой степени коррупции, главным структурным недостатком российской экономики является ее зависимость от торговли энергоносителями, то есть нефтью и газом. Около трети российского бюджета пополняется за счет их продажи, а на нее приходится 53 процента российского экспорта. Не нужно думать, что Россия способна только добывать энергоносители. Россия — один из мировых лидеров по производству оружия, электроэнергии, прежде всего атомной, сельскохозяйственной продукции, по добыче различных руд, в авиационной и ракетной инженерии. Однако все эти сферы несопоставимы по прибыльности с экспортом нефти и газа, что одновременно и благословение для России и ее проклятие. Американские экономисты развили теорию, согласно которой любое государство, располагающее богатыми недрами, автоматически впадает в зависимость от них, так как капиталисты будут вкладывать деньги в ту сферу, где можно максимально заработать. Иными словами, тот факт, что Россия располагает огромными запасами энергоносителей, демотивирует ее капиталистический класс вкладывать и развивать другие экономические сферы, где риски больше, а заработок меньше. Нет чудесного способа, как перенаправить капитал в другие сферы российской экономики, такие как высокотехнологичный сектор, хотя Россия уже располагает значительной кадровой базой в IT-секторе.

Мировые эксперты прогнозируют пик потребления газа к 2040 году. До тех пор Россия будет конкурировать за максимальную добычу этого энергоносителя и новые рынки. Пик потребления нефти — предмет споров, но большинство считают, что он наступит прежде пика потребления газа. Для России это мрачная перспектива, но не обязательно все так и будет. В последующие несколько десятилетий благодаря нефти и газу в России появится значительный капитал, и к моменту пика потребления этих энергоносителей российские нефтяные компании смогут перенаправить свои вложения в более перспективные сектора экономики, и тогда проблема зависимости будет решена. Ключевой тест российским капиталистам предстоит пройти лет через 20, а до тех пор Россия сможет рассчитывать на финансовую стабильность своей экономики и на увеличение золотых запасов. Судя по объективным показателям, сейчас у нас нет причин думать, что положительных сдвигов не случится, хотя никто не может прогнозировать политическую ситуацию в мире и в России в том числе в ближайшие 20 лет. Похоже, главное для развития России заключено в английской фразе «don't rock the boat», то есть «не раскачивай лодку».

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.