Недавнее совместное американо-германское решение о завершении реализации проекта российского «Северного потока — 2» стало мощным информационным поводом в мировых СМИ. И в политических кругах по обе стороны Атлантики оно превратилось в еще тот предмет дискуссий. Более того — в который раз поставило по разные стороны баррикад классическую Западную Европу и восточные страны — члены ЕС, разногласия между которыми то тут то там периодически возникают как в представлениях о трагических перипетиях XX века, так и в отношении к России (опять же, исходя из исторического опыта). Тем не менее есть четкое решение — США не будет применять санкции против компании Nord Stream 2 AG и ее руководства, которые владеют газопроводом. Мол, исключительно из уважения к европейским, прежде всего немецким партнерам. Россия также упоминалась во время переговоров — как сторона, которая должна, несмотря на СП-2, продолжить транзит газа через Украину и после завершения действующего контракта в 2024 году. Иначе — санкции, санкции, санкции.

Ну и для Украины стороны предусмотрели определенные «бонусы» — Германия обязалась направить около 200 млн евро на поддержку энергетического сектора Украины и организовать так называемый «зеленый фонд» в один миллиард долларов на поддержку энергетической независимости официального Киева.

Так, может, напрасна вся эта паника вокруг СП-2? Может, Украина только от этого выиграет?

Однозначно — нет. Конечно, существенная денежная помощь для нашего государства никогда не бывает лишней (если, конечно, не сажает на любую геополитическую «иглу», как это было в свое время в отношениях с Россией). Однако даже с точки зрения экономики — это мизер. Если верить подсчетам министра финансов Украины Сергея Марченко, которые он озвучил в интервью Der Standard в начале 2021 г., после запуска СП-2 украинская сторона будет терять на транзите газа по 1,5 млрд долларов ежегодно. То есть немецкая «поддержка» на таком фоне выглядит чуть ли не как «смягчение убытков», которые будут иметь место уже в первый год функционирования нового газопровода.

Однако главную роль здесь играет все же не экономическая, а именно (гео-) политическая и нравственная составляющие. Во время переговоров стороны как-то дипломатично замалчивали, что СП-2 — это как раз, прежде всего, не европейский, а именно российский проект. И не только энергетический, но и с острым привкусом геополитики. С подкупленными Россией европейскими бюрократами, чиновниками, политиками. С российскими аналитико-экспертными «центрами» и журналистскими ячейками, созданными в ключевых европейских столицах, которые годами формировали положительный имидж путинской России за рубежом.

После 2014 года этот ресурс никуда не исчез. Наоборот, после грубого нарушения Россией международного права — аннексии украинского Крыма и оккупации части Донбасса — потребность в поддержке этих ресурсов еще больше актуализировалась. Надо было уверенно и регулярно доносить западным «обывателям», что «Крым — это Россия», на Востоке Украины — не российская агрессия, а внутренняя «гражданская война», а идея построения газовых потоков в обход Украины как «нестабильного и ненадежного партнера» — как никогда актуальна.

Наконец, все упомянутые выше факторы, по всей видимости, все-таки дают свои плоды, несмотря на нашу веру в неподкупность европейских партнеров и скептическое отношение к любым российским действиям в Европе. Казалось, что россиян на Западе уже точно никто серьезно не воспринимает. Что всем понятно, какой является Россия на самом деле. И что после дерзкого вторжения на территорию соседних государств, грубого вмешательства в американские выборы, войны в Сирии, причастности к тому, что был сбит пассажирский самолет над Донбассом (этот список можно продолжать очень долго) с таким государством-террористом никто из авторитетных государств не хочет иметь дел.

Оказывается — можно иметь. Оказывается, эти дела даже можно успешно вести. Более того, прикрываясь именно европейскими ценностями, которые в этой России уже давно затоптаны в землю. И, конечно, при этом и далее продолжая публично осуждать российскую агрессию против Украины. И объявляя экономические санкции против России. Впрочем, в то же время позволяя двигаться российскому газу в Европу еще в одном направлении, несмотря на украинские территории. А значит — подкладывая еще один козырь в колоду агрессора, в которой и так собраны разные «шестерки», «семерки», и даже, как теперь видно, — «дамы» и «короли».

Кто же в этом виноват?

Конечно, можно говорить о несостоятельности украинской дипломатии, перманентном проигрыше в информационной войне против России, коррумпированности государственного аппарата, что в глазах западных партнеров уже три десятилетия выглядит не очень привлекательно для ведения прозрачного международного сотрудничества, а также недальновидности последних прокитайских реверансов украинской внешней политики, дошли до такой степени, что один из руководителей «монопартии» в стране, где «декоммунизация» — не пустой звук, утверждает, что их политсила ориентируется на деятельность Коммунистической (!) партии Китая. Эти факторы, несомненно, так или иначе также сыграли свою вредную роль в американо-германском решении по СП-2.

Впрочем, значительная часть вины на этот раз лежит именно на Западе. Который боится даже согласиться на ПДЧ для Грузии и Украины — современных жертв российской агрессии. И в то же время, после семилетнего вынужденного перерыва, таки протягивает руку лидеру государства, с которым снова, к сожалению, начинают считаться. И хотя дальше официальная риторика лидеров Германии, США и Франции лежит по украинскую сторону, своими поступками они демонстрируют противоположный ракурс. Потому что США имеет свои интересы. Германия — свои. Франция — свои. Украина в них фигурирует ситуативно. Россия, как видим, к сожалению, все чаще.

Что же в такой ситуации делать Украине? Точно не опускать рук! Да, можно воспринимать случившееся как некое поражение (по крайней мере, точно не достижение). Но одновременно это может стать наконец тем вызовом, который, как писал в свое время Арнольд Тойнби, нас не ослабит, а наоборот, укрепит. И в очередной раз продемонстрирует, кто друг, кто враг, а кто здесь просто ситуативно.

Жизненно необходима стратегия формирования региональных межгосударственных союзов вроде «Люблинского треугольника». По крайней мере, в этом объединении все его участники точно знают, что такое Россия и как с ней бороться.

В конце концов, нужно объединять самих себя. Усиливать свои вооруженные силы и дипломатию. Увеличить собственное производство. Стабилизировать экономику. Вкладывать деньги в украинскую науку и культуру. И, что важно, объединить все государственные силы в единое целое. Независимо от того, оппозиционные или или провластные. Потому что кроме нас самих никто нас не спасет, когда Мордор рядом. Да и побеждают отважные.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.