Множество вопросов возникло по окончании выступления, сделанного Путиным без вызывающего тона и угрожающих намеков несколько дней назад на Форуме в Давосе. Как надо расценивать примирительные слова российского премьер-министра, его ясную и неожиданную готовность к лучшим отношениям с Западом?

Возможно, Россия корректирует свои отношения противостояния с Америкой и Европой, а московский режим действительно видит в Обаме собеседника, который мог бы сейчас улучшить катастрофические отношения Москвы и Вашингтона? Из всех ответов на эти вопросы наиболее трезвым был ответ, предложенный Лилией Шевцовой, блондинкой, дамой, написавшей пару отличных книг о посткоммунистической России. 'Россия, - сказала Шевцова, - изо всех сил ищет выход из тупика, в который ее загнала политика Путина'.

Действительно, нет другого объяснения примирительному тону московского руководства, вдруг проявившемуся на прошлой неделе, и неожиданным заявлениям, сделанным Путиным в Давосе. Россия, продолжал говорить Путин в первые три месяца великого кризиса, была лишь слегка затронута, а не погребена под финансовым землетрясением. Она восстановится быстрее и безболезненнее любой другой страны. Но несколько дней назад в Давосе тональность изменилась. 'Кризис, - наконец, признал российский премьер-министр, - очень серьезно затронул нас... сегодня, в то время как бушует ураган, мы все находимся в одной лодке'. Это его первые слова, близкие к правде, после высокомерия и блефа прошлых месяцев. Допущение того, что если Запад не встанет на ноги, России грозит экономический крах.

Поэтому ушло время антиамериканских заявлений и грубости по отношению к европейцам. Российский режим сейчас признает, что экономический рост в годы Путина был возможен не только благодаря высоким ценам на энергоресурсы, но и иностранным инвестициям (которые уже несколько месяцев назад возвратились в страны, откуда они поступали) и колоссальным кредитам, выданным западными банками российским предприятиям. По этим кредитам сейчас надо платить (первая часть в 100 миллиардов долларов должна быть выплачена в 2009 году), что является очень трудной задачей в то время, как резервы Центробанка уменьшились уже на четверть, рубль падает без остановки, а цена на нефть не поднимается выше минимума (37-38 долларов), достигнутого в минувшие недели. Не говоря уже о социальных последствиях: 6 миллионов безработных в декабре, из которых лишь четверть получает пособие по безработице, и учащение акций протеста, которые в минувшую субботу вывели на улицы тысячи людей от Владивостока до Москвы.

В этих условиях становится очевидной и даже кажется почти комичной та дерзость, с которой Путин пытался представить возвращение российской державы. Планы по перевооружению (сейчас отложенные), отправка флота на Карибы для маневров с военно-морскими силами самого Уго Чавеса, отбитые почки Грузии, угроза разместить в Калининграде ракеты 'Искандер' средней дальности действия, нацеленные на Центральную Европу, другая угроза - перекрыть пути доставки снаряжения НАТО в Афганистан. Впрочем, августовская кампания в Грузии уже ясно продемонстрировала, что вооруженным силам России еще далеко до того, чтобы вызвать настоящее беспокойство в западном альянсе: грузинские танки с опцией ночного видения, которых у русских не было, военно-воздушная разведка, которая осуществлялась Россией с помощью бомбардировщиков за неимением разведчиков.

Вот отсюда, как говорит Шевцова, - и необходимость выйти из тупика, куда это подобие державной политики, осуществляемой Путиным в последние два года, загнало Россию. Режим, и в особенности Путин, пытались навязать внутри и вне страны имидж России, излечившейся от всех своих древних и недавних бед. 'Островок стабильности' в нестабильном и волнующемся мире, Москва готовится стать 'более важной, чем лондонский Сити, финансовой площадкой'. Но за этим маскарадом не было ничего иного, кроме Нефтегосударства, мощь которого - лишь в потоке нефтедолларов, каждый день вливающегося в его несгораемые сейфы. В то время как почти все остальное было лишь демагогией и папье-маше, блефом, которому благоприятствовал упадок Америки Буша и робость Европы в отношении своего главного поставщика энергоресурсов.

В следующую пятницу в Мюнхене, где открывается Конференция по безопасности (трибуна, с которой в 2007 году Путин бросил свой вызов Западу), будет понятно, до какого момента русские решили прекратить строить грозное лицо. Но сигналы, поступавшие до настоящего времени, заставляют думать, что корректировка курса происходит уже сейчас. Слухи, донесшие из самой глубины режима, известие об отказе от размещения ракет в калининградском анклаве, заверение НАТО о сохранении путей транзита в Афганистан и других форм кооперации, осторожность, с которой Москва действовала во время израильской атаки на сектор Газа. Тем не менее, для того чтобы российские политические перемены показались действительно существенными, понадобятся другие доказательства. И, прежде всего, желание сотрудничать с Западом в деле убеждения Ирана прервать его ядерные проекты. Это может стать еще одним сигналом, который последует во время трехдневной Мюнхенской конференции.

Вполне понятно, что экономический кризис побуждает и новое американское правительство пересмотреть программы, которые в последние два года наибольшим образом тревожили русских: размещение системы ПРО в Польше и Чехии и расширение НАТО за счет Украины и Грузии. Таким образом, с одной стороны, корректировка, которую президент Обама, по-видимому, намеревается сделать по сравнению с курсом Буша, а с другой - переоценка международных амбиций российского режима, могли бы быть переведены в фазу ослабления напряжения, переговоров, лишив отношения Москвы и Вашингтона признаков 'холодной войны', которые эти отношения приобрели со второй половины 2007 года.

Это произойдет, если Путин и его команда поняли, что их политика великой державы, во многом совершенно беспочвенна и сейчас рискует усугубить для России последствия экономического кризиса. Потому что в противном случае, учитывая усиление социального недовольства и обладая все более скромными ресурсами для того, чтобы противостоять ему, такой режим как московский может встать на путь националистической демагогии, возродить риторику об 'осажденной крепости', переложить на призрачного внешнего врага вину за сегодняшние проблемы страны. Неуверенность по поводу следующих шагов Путина, следовательно, остается. Конечно, способствующее разрядке выступление в Давосе уже много о чем сказало. Но именно конференция в Мюнхене даст нам лучше понять, в действительности ли Кремль запустил в производство другую, более конструктивную внешнюю политику.

_________________________________

Жесткая линия России несколько смягчается ("Los Angeles Times", США)

Дипломатическая работа по наведению порядка ("Die Welt", Германия)

Спасательный круг для Путина ("The Washington Post", США)

A.Глюксман: Доктрина Путина ("Forbes", США)

* * * * * * * * * *

"Ты пугал - я пэрэдел..." (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Грузинские войска сражались храбро и умело (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Кремль, СМИ и права человека: (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Россия повисла на крюке (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.