Шесть парламентских партий выставили в своих списках по 12 кандидатов. Причем, если во главе трех партийных списков - социал-демократов, Центристской партии и Партии зеленых - стоят председатели партий, то у Народного союза председатель Карел Рюйтли занимает вторую позицию, а у Партии реформ и Союза Отечества/Республики лидеры партий вообще не участвуют в евровыборах.

Вокруг этих особенностей партийных списков уже сломано немало копий в ходе предвыборной кампании. Реформисты и 'отечественные республиканцы' обвиняют своих оппонентов в том, что они используют своих лидеров в качестве 'паровозов' для других кандидатов, входящих в закрытые партийные списки, и, например, Эдгар Сависаар сам публично заявил, что не собирается перебираться на работу в Брюссель.

Но и центристы в долгу не остаются - у них свои аргументы. По их мнению, отсутствие в списках реформистов и "отечественников" их лидеров - Андруса Ансипа и Марта Лаара - лишний раз свидетельствует о провале политики правящей коалиции и, соответственно, крайней непопулярности Ансипа и Лаара в глазах избирателей.

Всего зарегистрировано 11 партийных списков и 6 независимых кандидатов. Независимые, как всегда, не имеют никаких шансов. Впрочем, шансы получить хотя бы одно место в Европарламенте минимальны и у семи из 11 партийных списков. На выборах 2004 года к избирательным урнам пришли менее 27% избирателей. На этот раз их, вероятно, будет еще меньше. Дело в том, что изменилась система выборов: теперь списки партийных кандидатов закрыты - то есть места кандидатов в них заранее определены партиями, а голосовать нужно за списки. Психологически это означает, что на выборы пойдут в основном 'командные фанаты', голосующие именно за партии, в то время как многие избиратели предпочли бы голосовать за личности.

На прошлых выборах в ЕП минимум для получения одного мандата составлял примерно 10,5% голосов, или более 24 тысяч голосов, что для большинства партий недостижимая мечта. Реальные шансы поделить между собой 6 депутатских мест в ЕП есть лишь у четырех партий: реформистов, центристов, Союза Отечества/Республики и у социал-демократов.

Список независимых депутатов смотрится достаточно экзотично: от Дмитрия Кленского и 'дозоровца' Юрия Журавлева до откровенного националиста Мартина Хельме и 'диссидента от истеблишмента' Индрека Таранда - бывшего канцлера министерства иностранных дел, вынужденного уйти из обоймы высших государственных чиновников после скандальных разборок с тогдашним министром Кристийной Оюланд.

Если посмотреть на шансы русской общины Эстонии получить себе представителя в Брюсселе, то они видятся весьма призрачными. Формально почти у всех парламентских партий (кроме, как это ни странно, социал-демократов) в списках присутствуют неэстонские фамилии. Но у реформистов это - Игорь Грязин, а у зеленых - Алексей Лотман. Первый просто эстонец с русской фамилией, а второй не демонстрирует особого желания позиционировать себя в качестве представителя национального меньшинства.

Самый вероятный кандидат на представление интересов русских жителей Эстонии в Брюсселе - центрист Владимир Вельман. Он стоит в списке ЦП на пятой позиции, однако, скорее всего, трое из первых четырех кандидатов откажутся от места в ЕП в интересах внутриэстонской политики, и перед Вельманом останется лишь нынешний евродепутат Сийри Овийр.

Вообще же в списках партий, представленных в Рийгикогу, выше всех из русских кандидатов стоит директор нарвской 6-й школы Екатерина Голубцова (Народный Союз). Но шансы народников получить хотя бы одно место на этих выборах очень невелики.

Так как идея единого 'русского списка' была в очередной раз благополучно похоронена, то шансы двух 'русских' партий тоже чисто теоретические. Равно как и независимого кандидата Дмитрия Кленского. Никаких шансов пройти в ЕП у него, как и у других независимых кандидатов, нет, но зато есть возможность еще раз поднять свой рейтинг перед осенними выборами в органы местного самоуправления. Более того, Кленский вполне способен перекрыть результаты русских партийных списков.

Русская партия во главе со Станиславом Черепановым давно зарекомендовала себя в качестве типичной партии-спойлера, которая выходит из состояния анабиоза только в канун выборов, дабы благодаря своему названию забрать какое-то количество голосов русских избирателей и опять благополучно залечь на дно. Правда, сейчас к выгодному бренду 'Русская партия' прибавилась еще и не менее громкая, хотя и крайне вредная в наших условиях идея 'русской культурной автономии'. Наживка, на которую клюнет еще некоторое количество не очень информированных русских избирателей.

У второй русской партию - ОЛПЭ - были шансы объединить вокруг себя всех более-менее заметных политических активистов русской общины. Но она в очередной раз подтвердила свою репутацию нишевой, 'маардуской' партии. Во главе ее списка стоит мэр Маарду Георгий Быстров, за которого, возможно, проголосуют многие жители этого города. Но в целом для русских в Эстонии невразумительные лозунги ОЛПЭ, воспринимаемые как 'превратим грязноватый Брюссель в приличный Маарду', вряд ли греют душу.

На прошлых выборах в 2004 году три места из шести, которые причитаются Эстонии в ЕП, забрали социал-демократы, не очень популярные на внутриэстонских выборах. Еще трем партиям: центристам, реформистам и Союзу Отечества - осталось по одному. Тогда все решила фигура лидера эсдеков, будущего президента Тоомаса Хендрика Ильвеса, за которого было отдано более 76 тысяч голосов.

Сейчас таких явных лидеров общественного мнения в списках нет. В списке эсдеков в первой тройке два нынешних евродепутата - Катрин Сакс и Марианне Микко, но следует помнить, что на прошлых выборах Сакс получила не так уж много голосов (729) и прошла только как замещающий кандидат.

Скорее всего, основная борьба на выборах в этот раз пойдет все же между центристами и реформистами, которые периодически сменяют друг друга на первом месте в рейтингах партий.

Обе ведущие партии надеются на три мандата. Возможно, что в этот раз социал-демократы в отсутствии Ильвеса останутся вообще без места в Брюсселе. Но Союз Отечества/Республика вполне способен отнять хотя бы одно место - скорее всего у центристов, а может и два - еще и за счет реформистов.

Предвыборная кампания пока еще мало заметна. Что можно отнести за счет кризиса - в отличие от благополучного 2004 года спонсоры не торопятся с пожертвованиями.

Реформисты первыми начали еврокампанию, уверяя с уличных плакатов, что только у них есть деятели европейского уровня. Доказать это они вознамерились тем, что их список возглавляют бывший и нынешний министры иностранных дел - Кристийна Оюланд и Урмас Паэт. Что, безусловно, должно впечатлить избирателя.

Центристы ответили лозунгом 'Замена', убеждая избирателей в некомпетентности правительства реформиста Ансипа. Однако непосредственно к выборам в Европарламент эта кампания имеет очень косвенное отношение. Впрочем, до выборов еще почти полтора месяца, так что будем ждать дальнейших придумок политтехнологов.

Последние опросы общественного мнения показывают, что престиж Европарламента не слишком велик. На вопрос 'играет ли ЕП существенную роль' четверть опрошенных заявили, что ЕП - самый важный институт, 21% - что ЕП, напротив, не имеет никакого влияния, 10% были 'не уверены', а 45% считают, что ЕП мог бы играть и большую роль.

Что же касается критериев, по которым избиратели будут отдавать свои голоса, то 46% ответили, что будут ориентироваться на взгляды кандидата на европейские вопросы, для 20% важны прежде всего взгляды кандидата на государственные (внутриэстонские) вопросы, 18% будут голосовать исходя из партийных предпочтений и только 16% - исходя из личности самого кандидата.

Это довольно неожиданный результат, учитывая то, что на внутриэстонских выборах важную роль играют именно личные качества депутатов.

Обсудить публикацию на форуме