Падение румынского правительства означает, что достаточно большая часть Центральной и Восточной Европы оказалась в настоящее время без устойчивого руководства. Если хотите, вы можете обвинить в этом финансовый кризис, но это был лишь катализатор. Мы воспринимали стабильность в этой части континента как нечто должное, и это продолжалось слишком долго. Президент Обама (Obama) продолжает так считать, в результате чего этот регион является одним из немногих, где предпочтение отдается Джорджу У. Бушу (George W. Bush).
Вчера румынские политики сражались между собой, пытаясь сформировать новую коалицию после поражения правительства во вторник в результате проведенного голосования о вотуме недоверия. Это первое падение правительства в Румынии после развала коммунистической системы в 1989 году. Однако главное разочарование не в этом - даже если считать, что в этой истории много чисто румынского колорита. Весной мы стали свидетелями падения латвийского, венгерского и чешского правительств. Причины были разные. Чешская экономика управляется неплохо, если сравнивать с венгерской или латвийской, которые усиленно поддерживались кредитами под залог в иностранной валюте. Вместе с тем, последствия столь широкой и продолжительной нестабильности заметны в разных частях Европейского Союза. Чешская Республика (это хорошо известно во всей Европе) держит в своих руках судьбу Лиссабонского договора. Хотя правительство и уступило требованиям президента Клауса (Klaus) относительно отказа от некоторых положений договора, заявив, что оно будет обсуждать этот вопрос в Брюсселе, тем не менее остается не ясным, подпишет ли президент этот договор.
Конечно, большая часть всех этих пертурбаций связана с экономическими проблемами, которые по-разному решались в разных странах. Но это также и результат того, что эти страны, начав свой исключительно мягкий переход из бывшего советского блока в ЕС, не имели ясного представления о том, что их ожидает впереди.
Евро остается для многих государств целью, однако это, вероятнее всего, еще долго будет оставаться  недостижимой целью. Уровень жизни, существующий в Западной Европе, для большинства стран остается недостижим. Количество наличных денег в ЕС ограничено; частный капитал ударился в бега, хотя сейчас и возвращается. Однако в большей степени именно агрессивный тон, доносящийся из России, и, несмотря на это, желание США «перезагрузить» отношения с Москвой породили сомнения и страх.
Даже если принимать во внимание быструю смену Буша (Bush) на Обаму (Obama), тем не менее, поразительно, как неудачно США решили вопрос с ракетным щитом, элементы которого первоначально предполагалось разместить в Польше и Чешский Республике. Сначала США убедили руководство этих стран согласиться с размещением этих баз. После этого они вдруг отказались от своих планов, оставив этих руководителей в политически уязвимом положении. Это изменение, скорее всего, было частью сделки с Россией по поводу усиления давления на Иран. Однако на этой неделе стало ясно, что сделка провалилась, и Россия вновь стала защищать Тегеран.
Не удивительно, что все это  отражается на общественном мнении. Проведенный     в этом году фондом German Marshall Fund опрос о трансатлантических тенденциях (Transatlantic Trends) продемонстрировал большое расхождение во взглядах относительно США в Западной и Восточной Европе. В этом году запад Европы был более позитивно настроен по отношению к США чем восток континента, тогда как раньше картина была обратная. Вместе с тем, Центральная и Восточная Европа в целом (при всех существенных различиях между этими странами) были твердо уверены в том, что вопросы расширения и обороны не должны сдерживаться только для того, чтобы не провоцировать Россию.
В этом году экономические различия между Востоком и Западом находятся в области резкой фокусировки. Однако различные взгляды в вопросах безопасности, а также в отношении России – это очень важная проблема, которую ЕС и США не могут себе позволить игнорировать.