В пятницу 16 октября 2009 года Вацлав Клаус (Václav Klaus) через своего канцлера Иржи Вайгеля (Jiří Weigel) заявил, что его требование к Декларации прав и свобод человека можно учесть таким же образом, как и требования Ирландии, то есть без новой ратификации документа. Через день агентство ČTK уже цитировало непосредственно Клауса: «Поезд с Лиссабонским договором уже несется так быстро, и он уже так далеко, что его вряд ли возможно остановить или вернуть, как бы этого ни хотели многие из нас». То есть теперь все зависит от Конституционного суда. Если 27 октября суд не сочтет, что Лиссабонский договор противоречит нашей Конституции, президент  после таких заявлений, скорее всего, поставит свою подпись…

Все случилось так, как и предполагали наши политологи. Чешские партии пригрозили, что они, если президент будет и дальше сопротивляться, подадут иск в Конституционный суд, по решению которого право президента ратифицировать договор может быть передано председателю правительства, так как глава государства не исполняет свои обязанности. Этого оказалось достаточно. Очевидно, здесь кроется и причина того, что премьер Фишер (Fischer) все это время заверяет, что до конца года договор будет ратифицирован.

Только возникает вопрос: а хватит ли этих заявлений для того, чтобы компенсировать Чешской Республике последствия поведения ее президента? Я боюсь, что нет. Мы еще долго будем ощущать негативные последствия действий Вацлава Клауса, потому что в глазах всех остальных членов элитарного клуба, которым является Евросоюз, мы стали невоспитанными и капризными участниками. О нашем непостоянстве и капризности уже много написано, так что я буду краток: если у нас были какие-то замечания, мы должны были сообщить об этом два года назад вместе с ирландцами и поляками. Мы должны были сделать именно так, потому что эти замечания исходили от президента, который поручил правительству вести переговоры и дал соответствующие указания. Так что действия нашего президента трактуются как явное сопротивление.

А нашу невоспитанность Европа, где политическая культура с ее ритуалами и символикой формировалась столетиями, воспринимает как существенный проступок. Плебейство там явно не считается добродетелью. Вацлав Клаус нарушил правила поведения и за несколько дней совершил два крупных проступка, которые ему (так же, как и нам, потому что мы, избрав его, отвечаем за его поведение) европейская элита точно не простит. Во-первых, замечание к Лиссабонскому договору, которое все усложняет, Клаус сообщил премьер-министру председательствующей в ЕС Швеции Фредерику Рейнфелдту (Fredrik Reinfeldt) по телефону. Во-вторых, об отказе подписать договор и об угрозе суверенитету Чехии наш президент говорил публично на пресс-конференции вместе с российским президентом Дмитрием Медведевым в его резиденции, то есть на чужой территории, которая не относится ни к ЕС, ни к НАТО.

Очень хорошо все это на прошлой неделе прокомментировал ČTK профессор философии из университета в Кардиффе Иржи Пршибань (Jiří Přibáň): «За такой шантаж стран-партнеров Евросоюза Чешская Республика заплатит высокую цену. Такое не забывают, и в будущем нам это, безусловно, еще припомнят. Если бы неделю назад меня спросили, возможно ли, что президент будет ставить свои условия для ратификации, я бы рассмеялся и сказал, что такое возможно только в восточных деспотиях, но никак не в конституционном государстве».