Когда Джордж Буш был избран на второй срок, многие американцы рассылали огромные электронные письма с извинениями перед миром. Сами они Буша не выбирали, но им не нравилось то, что происходило в их стране, они боялись, что их президент может натворить дел за границей. Несколько таких писем получил и я. Неважно, что мы думали об 'угрозе 'Буш', теперь очередь за нами.

Уважаемые и милые европейцы,
я прошу у вас прощение за то, что я принимал участие в выборах, на которых победили политики, избравшие президентом Вацлава Клауса. За то, что они хорошо знали об его отношении к Евросоюзу и знали о его полномочиях в отношении ратификации Лиссабонского договора. Я прошу прощение за то, что в течение многих лет я не смог привести к власти таких политиков, которые сумели бы сделать выборы президента прямыми, ограничить власть главы государства и внести уточнения в Конституцию.

Я прошу прощение за то, что улицы чешских городов в эти дни пусты, хотя народ должен был выйти на улицы и потребовать отставки президента-вымогателя, игнорирующего Конституцию. Мне жаль, что я не вхожу в неправительственные и общественные организации, которые могли бы изменить политическую культуру и политические решения таким образом, чтобы им действительно можно было верить. Я не могу оправдываться тем, что я голосовал за проевропейскую партию, а она выбрала президентом человека с другими взглядами. Видимо, этого было не достаточно. Это моя вина!

Уважаемые и милые европейцы,
поймите меня правильно, я не жалуюсь. Я считаю, что живу в благополучной, в целом нормальной и спокойной стране, в которой у нас двадцать лет все, можно сказать, до безобразия хорошо. И я не думаю, что Лиссабонский договор - какой-то священный документ, который надо обожествлять и выставлять его в витринах для массового поклонения. Мне просто жутко тяжело оттого, что вот так просто я могу стать частью чего-то, что манипулирует не только мной, но и множеством других людей, благодаря мне. И я ничего не могу с этим поделать.

Уважаемые европейцы,
я пишу вам это послание в середине октября, когда нашу страну накрыло снежное бедствие. За неделю похолодало на двадцать градусов, в горах сугробы в несколько метров, поезда стоят, по дорогам нельзя ездить, тысячи домов остаются без электричества. Кажется, с климатом явно что-то происходит. В общем, все об этом уже знают. Все, кроме нашего президента. Нет, я не жалуюсь, это все эта Среднеевропейская равнина. Зато теперь я со своим стыдом могу спрятаться в глубоком сугробе, например у подножия горы Ржип.