"Surtout pas trop de zéle", - говорил Талейран, - "Главное, без излишнего рвения". Если нас сейчас беспокоит состояние польско-американских отношений, если мы боимся, что Америка нас бросила, а основы нашей безопасности пошатнулись, то причины этой ситуации стоит искать в излишнем рвении и принятии желаемого за действительное - ошибках Польши последнего десятилетия. Мы так сильно хотели понравиться нашему союзнику, мы столько делали для того, чтобы наши отношения с США стали более близкими, что исполняли любые желания Вашингтона еще до того, как они были прямо высказаны.

Не все эти желания были разумны, не все нам стоило исполнять. Это касается в первую очередь войны в Ираке и проекта противоракетной системы по версии Джорджа Буша. Наш союзник платил нам легкой монетой: принимал в Белом доме наших политиков, для которых возможности показаться с президентом США было достаточно, чтобы не чувствовать себя бесполезными и принять желаемое за действительное.

Это была лишь видимость значения Польши в политике США, видимость особых стратегических связей между Варшавой и Вашингтоном. Смена американской администрации и отказ президента демократов от того меганадувательства, каким был т.н. противоракетный щит, способствовали тому, что мифы, которыми питалось большинство польских политиков, и которые раздувала значительная часть СМИ, лопнули, словно мыльный пузырь.

Редактор Бартош Венгларчик (Bartosz Węglarczyk) в своем  эффектном тексте о трагичной истории противоракетного щита ("Gazeta Wyborcza", 18.09) призывает тех, кто критиковал этот проект, указать иные проекты, которые могли бы поспособствовать стратегическим связям между Польшей и США. Я считаю, что неверно был выбран адресат этого призыва. Если я возражал против войны в Ираке и участия в ней Польши, против проекта ПРО, то потому, что я был уверен, что они не послужат во благо нашим отношениям с США, что когда-нибудь из-за них мы "перестанем любить Америку", как недавно писала "Gazeta Wyborcza".

Многие тогда твердили, что в нас говорит популистский антиамериканизм, но это были просто плохие проекты, в том числе и для США. Я полагал, что хороший союзник, каким мы хотели быть, должен быть умен, должен найти в себе смелость сказать об этом американцам даже ценой кратковременно потери признания с их стороны.  Сейчас мы платим за это определенную цену, что к счастью, не влечет угрозы нашей безопасности или экономическому развитию, поскольку они не зависят напрямую от Америки.

Я соглашусь с Венгларчиком в принципиальном тезисе его текста. Нужно стараться установить близкие и прочные отношения с США. С разных точек зрения, в том числе с геополитической, сильное присутствие США в Европе и также в нашем регионе - в интересах Польши. Не каждая форма такого присутствия одинаково хороша, иногда оно даже может стать невыгодным.

Излишние рвение и его последствия - вот источник нынешней фрустрации. Нельзя повторять эту ошибку сейчас, когда мы размышляем, что и как будет дальше в наших отношениях с США. Мы должны четко определить ситуацию, в которой в данный момент находимся.

Во-первых, в отношениях с Америкой не произошло ничего драматичного: отказ от ПРО Буша, скорее напротив, сделал их более прозрачными и открыл лучшие перспективы для нормального развития. Во-вторых, мы должны окончательно смириться с тем, что основной особенностью этих отношений будет именно их нормальность. Для польской политики, не переносящей нормальности, это сложно. "Нормальные" отношения - это такие, как между большинством западных стран и членов НАТО с США. В-третьих, проблемы, которые стоят перед администрацией Обамы, и политика, которая исходит из этой ситуации,  не оставляют шансов на какое-либо особое место для Польши. В этом нет ничего плохого. Проблемы современной Америки нам не по росту, а, с другой стороны, Америка лишь опосредовано может участвовать в важных для нас проектах.

Вашингтон справедливо воспринимает наш регион, являющийся частью НАТО и ЕС, как один из самых стабильных, обеспеченных и безопасных в мире и не считает, что он должен одаривать нас каким-то особым вниманием или средствами. У американцев есть более серьезные дела и заботы, нас должно радовать то, что мы уже не принадлежим к категориям государств, требующих особого попечения.
 
Это означает, что в ближайшие годы польско-американские отношения с нашей стороны должны будут опираться на позитивную, органичную работу. Их нельзя основывать на фейерверках - эффектных, но недолговременных. В нашем регионе в перспективе не видно военных угроз, и американцы будут вкладывать средства в этой сфере в те регионы, где существует реальная опасность.

"Атмосферный" визит вице-президента Байдена (Joe Biden) и предшествовавшие ему двусторонние переговоры подтвердили, что мы должны отбросить навязчивую идею ограничения наших отношений военными вопросами, а тем более, вопросом новой противоракетной системы.

Nota bene: в критической записке, касающейся предыдущего проекта ПРО, за которую в феврале 2007 года я был уволен с должности директора Польского института международных дел (PISM), я постулировал идею именного такой системы, о которой идет речь сейчас: союзнической, направленной против ракет малого и среднего радиуса действия. Нынешнее предложение США - это все же проект не вполне определенный и не на ближайшие годы. При таких отношениях нужно искать другие позитивные темы.

Иллюзию противоракетного щита, к счастью, не удастся быстро заменить какой-нибудь новой иллюзией. Мы не должны рассчитывать на то, что американо-российские отношения когда-либо ухудшатся, благодаря чему Польша усилит свое значение в глазах Вашингтона. Россия может не повторить ошибок начала периода правления Клинтона, а американцы - начала периода правления Буша. Необходимо ориентироваться на участие в позитивной политике по отношению к Москве до тех пор, пока это будет возможно. Тогда нам будет легче отыграть что-нибудь для Украины.

Польша, без сомнения, может в большей мере способствовать укреплению трансатлантических связей посредством НАТО. Альянс переживает сложный период:  в первую очередь из-за сложностей в Афганистане. Сейчас в Вашингтоне разворачивается тяжелая дискуссия об изменении стратегии этой неудачной операции. Наше участие в этой дискуссии не должно ограничиваться согласием или отказом отправить дополнительный военный контингент, мы должны, как зрелый союзник, высказать наше мнение о том, как должна далее выглядеть эта операция, чтобы она не нанесла урона НАТО. Мы должны быть активны в разработке новой стратегической концепции Альянса.

Отходу от фетишизации военного фактора в отношениях с США должно сопутствовать обращение к другим областям. Может быть, если мы хотим более тесного сотрудничества с Вашингтоном, нам  стоит  попробовать подключиться к его программе внешней политики: видению лучшего мира,  которое, к счастью, не заключается в гонке вооружений, применении силы, нарушении закона, выборочном навязывании демократии или прав человека. Программа этой администрации, как показало выступление Обамы в ООН, позитивная и более разносторонняя, возможно, в ней есть место и для нас.

Америка переживает серьезный кризис, она еще долго не будет способна играть роль деда Мороза. К счастью, он нам не нужен. Но сейчас уже именно мы должны быть более активными в США. Жаль, что мы не можем рассчитывать на польскую диаспору -  Полонию, не имеющую в США политического значения. Нашими инвестициями в США должны быть фонды или институты, которые будут работать в Вашингтоне, Нью-Йорке или Бостоне. Действенное продвижение интересов стоит дорого. Только нужно полагаться в этом не на локальные лоббистские фирмы (у нас это плохо получалось), а на наше физическое присутствие: нужно организовывать там конференции, делать доклады, завязывать более широкие контакты с местным истэблишментом и т.п.

Если к преимуществам нашего географического потенциала мы добавим активную и разумную политику, Вашингтон это оценит, и это даст шанс нашей политике стать зрелой, а нашим отношениям  с Америкой - близкими, хотя и нормальными.

Проф. Роман Кузняр – политолог, заведующий кафедрой стратегического управления Варшавского университета, советник министра обороны.