Европейские энергетические компании, столкнувшись со слабеющим спросом и достаточным предложением энергоносителей по более низким ценам, закупили значительно меньше природного газа у российского ОАО Газпром в этом году, чем они обязаны были это сделать по условиям долгосрочных договоров, и это может стать причиной конфронтации с Москвой с потенциально пагубными последствиями.


Близкий к экспортному подразделению Газпрома источник сообщил, что закупки крупнейшими европейскими потребителями опустились ниже минимума, установленного в их контрактах по принципу «бери или плати». Этот недобор составил примерно 10 миллиардов кубометров или 7 процентов от общего объема.


В прошлом месяце трубопровод Газпрома в Литве простаивал. Европейские компании закупают меньше газа у российского энергетического гиганта, чем это установлено в долгосрочных контрактах, и это может стать причиной конфликта с Москвой.


Стоимость недопоставленного газа оценивается приблизительно в 2,5 миллиарда долларов США, и источник в компании подтвердил, что Газпром намерен заставить европейских потребителей заплатить за это. Этот вопрос, добавил источник, вызывает «большую озабоченность» в Газпроме.
Финансовый кризис и последовавшая за ним рецессия привели к снижению спроса на природный газ в Европе. В то же самое время, предложение увеличилось благодаря вводу в эксплуатацию сланцевых месторождений природного газа в Северной Америке, а также реализации большого количества проектов по сжижению природного газа.


Избыток предложения привел к снижению спотовой цены на природный газ на таких активно работающих площадках как британская National Balancing Point (NBP) и Зеебрюгге (Seebrugge) в Бельгии. В августе форвардная цена на газ в Великобритании с поставкой этой зимой составила примерно 40 пенсов (64 цента) за один терм (единица теплоты – прим. переводчика). А  в июле 2008 года цена за один терм равнялась 100 пенсам.


Однако европейские компании, покупающие природный газ у таких крупных поставщиков как Газпром, алжирской компании Sonatrach или норвежской StatoilHydro не смогли извлечь для себя из этого падения цен никакой выгоды. Это объясняется тем, что долгосрочные контракты на поставку природного газа в Европе связаны с ценой на нефть, которая упрямо продолжает держаться на высоком уровне. Цена на сырую нефть преодолела этап падения в конце прошлого года, когда она составляла 35 долларов за баррель, и в настоящее время нефть торгуется по цене 80 долларов за баррель.
Некоторые эксперты в этой области призывают сейчас к радикальному переосмыслению принципов определения цены в газовых контрактах. По их мнению, они  должны быть привязаны к ценам на газ на спотовых рынках, а не к нефтяным продуктам.


«Связанная с нефтью цена, а также обязательства по минимальным закупкам в долгосрочных газовых контрактах могут стать все менее вероятными, так как в таком случае покупатель вынужден приобретать определенные объемы газа по значительно более высоким ценам, чем конкуренты, - подчеркнул исполнительный директор испанской нефтяной компании  Repsol-YPF SA Антонио Бруфау (Antonio Brufau) в своем выступлении на отраслевой конференции в Буэнос-Айресе в этом месяце.


Газпром выступает в защиту нефтяной индексации, заявляя, что не существует торговых площадок с достаточными объемами, которые могли бы обеспечить лучшие ценовые сигналы, чем нефтепродукты. «Через NBP продается 15 миллиардов кубометров газа в год, тогда как Газпром поставил в Европу 160 миллиардов кубометров в прошлом году, - отметил начальник отдела ценообразования компании Газпром Экспорт Сергей Комлев. – Если бы мы использовали NBP, то тогда бы хвост вертел собакой».
Такие потребители Газпрома как немецкий концерн E.On Ruhrgas, французская компания GDF Suez и итальянская ENI SpA отреагировали на этот разрыв в ценах, сократив закупки российского газа и увеличив закупки на спотовых рынках. Однако, в соответствии с заключенными с русскими контрактами по принципу «бери или плати», они должны отобрать определенные объемы или заплатить, если они приобретут меньшее количество голубого топлива.


Контракты по принципу «бери или плати» – это наследие начального этапа в развитии газовой отрасли, когда не было спотовых рынков по продаже сжиженного природного газа и производители нуждались в долгосрочных контрактах со стабильными ценами для поддержки значительных по объему инвестиций в разработку новых месторождений. Эта система сохранилась даже тогда, когда такие рынки как, например, Соединенное Королевство перешли к определению рыночной цены на газ на основе спотовый торговли. Источник в Газпроме сообщил, что минимальный объем закупок потребителями в соответствии с заключенными контрактами составляет 150 миллиардов кубометров, тогда как они фактически отберут только 140 миллиардов кубометров.


Однако он отметил, что этот дефицит может оказаться в приходной части баланса компаний, если они будут закупать больше газа в следующем году, чем они в действительности законтрактовали.
Аналитики утверждают, что такого еще не было, чтобы европейские потребители с контрактами по принципу «бери или плати» не выполнили бы своих обязательств перед Газпромом. «Это неизведанная для нас территория, - отметил глава исследовательской группы в области газа Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Стерн (Jonathan Stern). – «Это миллиарды долларов, которые не получил Газпром».


Часть проблемы для Газпрома состоит в том, что он уже сделал исключение в отношении некоторых контрактов по принципу «бери или плати», что сделало его позицию уязвимой для обвинений в использовании двойных стандартов. В сентябре этого года Россия согласилась разрешить своему испытывающему проблемы с наличными средствами соседу Украине приобрести меньше природного газа у Газпрома, чем это зафиксировано в договоре о поставках, подписанном в январе.
«Европейцы теперь говорят – вы не наказали Украину, тогда почему вы наказываете нас?», заявил источник, близкий к компании Газпром Экспорт.


ENI и E.ON Ruhrgas заявили, что они « не комментируют вопросы, связанные с контрактами». Представитель GDF Suez сказал только, что его компания «будет исполнять все контрактные обязательства».