Перезагрузка или починка? Давно ожидаемый визит Дэвида Милибэнда в Москву, ставший первым визитом британского министра иностранных дел за более чем пять лет, не привел к крупным прорывам в двусторонних отношениях между Великобританией и Россией.

Но сегодня существует уникальный шанс сделать больше, чем просто починить забор. У Британии есть возможность нажать на кнопку "перезагрузки" и постепенно превратить улучшенное сотрудничество в стратегическое партнерство, по аналогии с тем, что попытался сделать президент Обама во время своих переговоров с российским коллегой Дмитрием Медведевым, прошедших в Кремле в начале июля.

В случае с Великобританией, основным препятствием на пути к улучшенным отношениям с Россией является хорошо задокументированное дело Александра Литвиненко, бывшего шпиона КГБ с британским гражданством, умершего в ноябре 2006 года в Лондоне от крупной дозы радиоактивного изотопа полоний-210. Это событие беспрецедентным образом испортило российско-британские отношения. И без того прохладные отношения дополнительно пострадали в прошлом году из-за разногласий с Москвой по поводу войны в Южной Осетии, отколовшейся от Грузии, когда и лейбористское правительство и консервативная оппозиция обвинили Кремль во вторжении в суверенную страну.

Но ни та, ни другая причина не должны ограничивать сотрудничество Британии с Россией по актуальным вопросам национальных интересов, таких как торговля, Афганистан или ядерные амбиции Ирана. Дело Андрея Лугового, являющегося основным подозреваемым в жестоком убийстве Литвиненко, находится в тупике. Лондон настаивает на его экстрадиции, которая запрещена российской Конституцией. Москва предлагает судебное разбирательство по российским законам, которое вряд ли окажется справедливым или свободным.

Правильно или нет, но любой компромисс будет политическим, и возможно будет включать в себя судебное разбирательство в третьей стране, где все имеющиеся доказательства будут предоставлены обеими сторонами. В любом случае, лишь более тесное сотрудничество создаст атмосферу взаимного уважения и доверия, столь необходимую для надлежащего решения. Тем временем, геополитика, как и жизнь, продолжается.

И теперь, когда независимая комиссия пришла к выводу, что именно грузинский президент Михаил Саакашвили начал заранее спланированную атаку на Южную Осетию и ее гражданское население, пришло время для Великобритании отказаться от своей глупой риторики об односторонней агрессии и вторжении со стороны России. Непрекращающаяся поддержка Саакашвили со стороны Дэвида Кэмерона (David Cameron) - это серьезная ошибка в суждениях, которая не усиливает внешнеполитические полномочия будущего премьер-министра Великобритании.

С запозданием Милибэнд пытается исправить кривобокую Восточную политику (Ostpolitik) Британии. В своей многообещающей речи, посвященной внешней политике и произнесенной в прошлый понедельник, он подчеркнул необходимость улучшить англо-российские отношения и высказал решительную поддержку "практичному взаимодействию во всех областях наших общих интересов", упомянув европейскую безопасность, энергетику и торговлю.

Переговоры Милибэнда с его российским коллегой Сергеем Лавровым, прошедшие в Москве, помогли исправить двусторонние отношения и содействовали конкретному сотрудничеству в этих и других областях. Но требуется нечто более амбициозное, вроде настоящего стратегического партнерства, чтобы дополнить новую эпоху многостороннего взаимодействия, провозглашенную Обамой, и оживить инертные отношения между ЕС и Россией. На кону стоит нечто большее, чем просто прагматизм.

Без обновленного британского участия стратегия Обамы по взаимодействию с Россией может потерпеть неудачу из-за Ирана, Северной Кореи или Афганистана. Работая в более тесной связке с Москвой, Лондон может помочь создать новый пан-атлантический подход к Тегерану и Пхеньяну, совмещающий угрозу санкций с положительными стимулами отказаться от ядерного обогащения, такими как сотрудничество в области гражданской энергетики или даже определенные гарантии безопасности.

В том, что касается Афганистана, Великобритании следует поощрять усиление российского участия в умиротворении приграничных регионов и подключении к этому процессу мусульманских государств Средней Азии. Если говорить конкретно, то военная и политическая помощь Москвы жизненно необходима для того, чтобы обезопасить северные границы Афганистана и тем самым предотвратить распространение терроризма и наркотиков. Этот процесс в интересах самой Москвы, так как растущее потребление наркотиков является главной причиной эпидемии ВИЧ в России.

Аналогичным образом, без надлежащего британского руководства Евросоюз и дальше будет разделен на "старую" и "новую Европу". Так как Британия гораздо меньше Германии или Италии зависит от поставок российских энергоресурсов, она может и должна взять на себя ведущую роль посредника между западноевропейскими интересами и восточноевропейскими страхами по поводу возрождающейся России. Для такой страны как Великобритания, которая по словам Милибэнда стремится быть "влиятельным глобальным игроком", ни присоединение к одной из сторон ни пребывание на обочине Европы не являются возможным вариантом.

Все это потребует здравого обсуждения ограничений, налагаемых существующими рамками, институтами и организациями. Последние включают в себя Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, Совет Россия-НАТО и Шанхайскую организацию сотрудничества - альянс, созданный Москвой с Китаем и странами Центральной Азии. Именно поэтому Великобритания, являющаяся самой важной военной державой Европы, обладает уникальной позицией для обсуждения предложения российского президента по поводу нового соглашения по европейской безопасности.

Включив Великобританию в проект Обамы по многосторонней многополярности, Милибэнд может помочь создать внешнеполитическое наследие, которое партия тори не сможет разрушить, не поссорившись при этом с Вашингтоном. Крайне необходимое взаимодействие в сочетании с постепенными шагами в сторону настоящего партнерства с Россией - в долгосрочных стратегических интересах Британии и Европы.