Решение миланского суда, вынесшего приговор 22 агентам ЦРУ за похищение  радикального египетского имама, не имеет прецедентов. Вашингтон обеспокоен этим событием, так как оно вынуждает обновленный Белый дом во главе с Бараком Обамой вновь перелистать наиболее сложные и вызывающие страх страницы недавнего прошлого. Подразделение по общим расследованиям и спецопрерациям (Digos) итальянской полиции в Милане и прокурор Армандо Спатаро получили публичное признание эффективности собственного расследования. Несмотря на серьезные запреты и неприязненный настрой им удалось показать, как на территории нашей страны действовала самая известная и влиятельная спецслужба планеты.

Их работа доказала, что можно в подробностях восстановить незаконные действия администрации Буша и Чейни – даже если американцы продолжают это отрицать – и заставить виновных предстать перед судом и дать ответ, насколько законны их действия, ущемляющие основные права человека.

Обама всегда был против подобных актов насилия, и во время своей избирательной кампании он давал обещания отменить пытки при допросах, а также закрыть специальную тюрьму в Гуантанамо и другие секретные тюрьмы ЦРУ. При этом, он не касался вопроса о изобретенной Биллом Клинтоном возможности проведения незаконных операций по похищению и перемещению лиц, подозреваемых в терроризме, таких как Абу Омар. Несмотря на задержки и хаотичность действий, новый американский президент держит свое слово насчет пыток и тюрем. Но единственная вещь, которую он решил не делать – это проводить расследования по прошлым делам.

Америка дала обязательство более не пренебрегать правами человека во имя безопасности, но, по причинам той же безопасности, она решила не судить тех, кто делал это в прошлом. Обама не может себе позволить годам держать ЦРУ на скамье подсудимых в то время, как идут две войны, исламский терроризм еще не побежден, а Иран работает над тем, чтобы стать ядерной державой. Он также не намерен предъявлять обвинения Бушу и Чейни. История сама об этом позаботится, рассуждает Обама, а я хочу использовать свой мандат, чтобы построить Америку будущего, чтобы изменить ее. Я не хочу провести свой президентский срок, окунувшись с головой в прошлое, выдвинув на первый план эту республиканскую парочку. Однако решение миланского суда может вновь спровоцировать недовольство среди либералов и левых демократов, которым однажды уже пришлось смириться с подобным решением президента. Кроме того, миланский приговор может создать прецедент для аналогичных расследований в других странах Европы.

Это отнюдь не означает, что миланский суд должен был бы принять во внимание соображения дипломатии и действовать иначе: проводя разбирательство по столь тяжкому преступлению, он мог провести процесс только таким образом. Но мы должны отдавать себе отчет, что это неизбежно повлияет, и уже начинает влиять на отношения между двумя странами. В глазах США Италия ведет настолько несправедливую и непрозрачную политику,  что раскрытие государственной тайны  делает честь представителям итальянских спецслужб и заставляет пойти ко дну сотрудников американской разведки. «Мы никогда не совершали незаконных действий на территории Италии и всегда уважали ее сувернитет»,- годами повторяет американский Госдепартамент, и эти слова означают только одно:  ЦРУ действовала в рамках договора с правительством Берлускони в области антитеррористической борьбы. Тот факт,  что гостайна была известна бывшему главе исполнительной власти Романо Проди и министру обороны Артуро Паризи, может служить лишь подтверждением, что за всем этим стоит политический план. Однако выяснить и этот вопрос миланский суд не смог. 

Отношения между США и Италией стали  натянутыми уже после того, как Италия сблизилась с путинской Россией, наладила диалог с Ираном и Ливией, и после того, как в последнее время появились разговоры о  выводе итальянских войск из Ливии.  Как это ни парадоксально, но первым, кто заплатит за недоверие между Италией и Америкой будет не Сильвио Берлускони, а Массимо Д’Алема, который  баллотируется на пост представителя ЕС по внешней политике и обороне. Теперь же, руководствуясь нежеланием   поощрять Италию, американцы оказывают более интенсивное давление с целью продавить кандидатуру британца Дэвида Милибанда. И это несмотря на то, что Д’ Алема был премьером во время конфликта в Косово и министром иностранных дел, когда Италия участвовала в миротворческой акции в Ливии. Выбрать Д’Алему - рассуждают в Вашингтоне – значит не только поддержать кандидата от Италии, но и одобрить политику этой страны. Недаром, как раз вчера, кандидатуру экс-премьера торпедировала самая проамерикански настроенная страна из новых членов Евросоюза – Польша. Таким образом, борьба за пост представителя ЕС по внешней политике и безопасности перемещается из Брюсселя в Вашингтон.