Многие злорадно ухмыляются, наблюдая за тем, как президент США Барак Обама летит в Осло за премией миротворца-2009. Русским удалось снять блестящий глянец славы с награды Обамы.

Обаме очень нужен был новый договор по сокращению ядерных вооружений на замену СНВ-1, чтобы хоть как-то оправдать авантюру Нобелевского комитета. Эта награда вызывает огромное смущение у всех и каждого, как с правого, так и с левого фланга политики, поскольку Соединенные Штаты ведут две имперские войны и проявляют высокомерие по отношению к  остальным. Отборочный комитет, принимая 9 октября решение о присвоении Обаме Нобелевской премии, "в частности, смотрел на замыслы Обамы и его усилия по созданию мира без ядерного оружия", давая ему своеобразную фору, чтобы он как минимум привез с собой договор о сокращении ядерных вооружений.

Вместо этого американские инспекторы на прошлой неделе собрали свои чемоданы и оставили российские ядерные объекты без присмотра, сделав это впервые почти за двадцать лет с момента распада Советского Союза. Истечение срока действия договора и застопорившиеся переговоры по поиску его замены стали ударом по тем представителям администрации Обамы, которые надеялись добиться хотя бы этого реального результата перед поездкой президента в Норвегию.

Кремль знает, в чем его сила, и он хладнокровно вел свою игру с чиновниками из Белого Дома, отчаянно пытавшимися провести церемонию подписания договора СНВ в Чехии 11 декабря, после поездки Обамы в Копенгаген на переговоры по климатическому соглашению и в столицу Норвегии Осло. Помните - чехи по-детски восторженно, всей душой были преданы планам США по размещению системы ПРО в Европе, которая может быть нацелена как против России, так и против любого другого государства. Было бы очень кстати полюбоваться на то, как русские пресмыкаются в Праге, а также поаплодировать президенту воюющей страны, ставшему символом мира и доброй воли.

Но дети старше шести лет обычно уже не верят в Санта-Клауса. А якобы "незначительные" детали, которые надо было согласовать, дабы Санта вовремя прибыл в Белый Дом, на самом деле не так уж и "незначительны".

Москва в декабре 2009 года это уже не та Москва, какой она была в июле 1991-го, когда подписывался договор СНВ-1. Подписание состоялось всего за несколько недель до переворота, в результате которого советский президент Михаил Горбачев был отстранен от власти, а Советский Союз начал сползать в хаос. Первоначальный договор давал американским инспекторам возможность жить неподалеку от основного российского предприятия по производству ракет в удмуртском городе Воткинске, что в самом центре России. Они могли проводить назойливые проверки по первому требованию, чего Горбачев от Буша-старшего потребовать никак не мог.

Необходимость внесения изменений в такой неравноправный и односторонний процесс мониторинга скрыть просто невозможно. Здесь речь идет о том, согласится Россия на роль подчиненного в ядерном клубе под руководством США или нет. Россия хочет покончить с таким дисбалансом, а Вашингтон стремится сохранить и даже расширить свой доступ к российским военным тайнам.

Другую проблему, касающуюся количества боезарядов и средств их доставки у каждой из сторон, можно было решить без особого напряжения. Российское правительство заявило, что будет радо "в несколько  раз" сократить свой стратегический ядерный арсенал, если Соединенные Штаты откажутся от своих планов "звездных войн" и от запланированного размещения баз в Европе. Какая, в конце концов, разница - два раза ты сможешь уничтожить весь мир или один?

Но когда Обама в сентябре пообещал не размещать американские ракеты вблизи российских границ, дабы обеспечить заключение сделки с Россией о транзите оружия и войск НАТО через российскую территорию в Афганистан, его многочисленные клевреты сделали все возможное, чтобы дать задний ход. Ведь чехи и поляки пошли на увеличение численности своих войск в Афганистане, а успокоить эти страны весьма непросто. Точно так же, представители США и НАТО продолжают заверять Украину и Грузию, что те скоро станут членами счастливой семьи североатлантического альянса, хотя Обама совершенно очевидно не заинтересован в дальнейшем провоцировании русских. Такие неофициальные уловки и хитрости являются не менее серьезными точками преткновения, чем официальные шаги.

На самом деле, СНВ-1 были историческим договором. На пике "холодной войны" в 1985 году у США и России было соответственно 23 и 39 тысяч готовых к применению боезарядов. К 1995 году эти арсеналы были сокращены более чем наполовину до уровня 11 и 16 тысяч единиц. Когда 31 декабря 1991 года распался Советский Союз, Россия и обладающие ядерным оружием бывшие советские республики (Украина, Белоруссия, Казахстан) в подписанном 5 декабря 1994 года Лиссабонском протоколе договорились выполнять положения договора СНВ, пока через 15 лет не истечет срок его действия. Исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями (Arms Control Association) Дэрил Кимболл (Daryl Kimball) говорит, что после подписания договора СНВ-1 Соединенные Штаты и Россия сократили свои стратегические ядерные арсеналы еще больше. "Сегодня у Соединенных Штатов примерно 2200 развернутых стратегических боезарядов, а у России чуть больше, но на меньшем количестве стратегических средств доставки".

Этот договор казался обреченным, когда срок его действия подходил к концу, а американский президент Джордж Буш все больше приводил в смятение русских, проводя политику конфронтации и окружения России, а также начиная одну за другой войны в других странах мира. Но Обама продемонстрировал менее конфронтационный подход, начав говорить о "перезагрузке" отношений с Россией, и во время своего государственного визита в Москву в июле он договорился с Медведевым о проведении переговоров с целью продления СНВ-1.

Перед Обамой сегодня стоит весьма затруднительная дилемма - Нобелевская премия мира и эскалация войны в Афганистане. Потому он очень хотел привезти с собой в Осло хотя бы клочок бумаги, оправдывающий доверие к нему со стороны  Нобелевского комитета. Русские, стремящиеся изменить траекторию своих взаимоотношений с Вашингтоном, подыграли президенту. Однако со стороны советников Обамы было глупо думать, будто русские падут ниц и на все согласятся. Депутат Государственной Думы от "Единой России" Сергей Марков говорит о том, что  главная трудность состоит в заключении такого договора, в котором Россия и США будут выступать на равных. "Было очень сложно договариваться о паритете во времена "холодной войны", когда соотношение сил было 50 на 50. Но в 90-е годы оно было 90 к 10 в пользу США. И сегодня мы далеко не равны", - заявил он, намекая на то, что может произойти, если Россия продолжит свое восстановление, а в США сохранится спад.

Но ситуацию портит не только Россия. По словам директора Берлинского информационного центра трансатлантической безопасности (Berlin Information Centre for Transatlantic Security) Отфрида Нассауэра (Otfried Nassauer), Соединенные Штаты также демонстрируют упрямство в ряде вопросов по причинам внутриполитического характера. Обаме в Сенате нужно как минимум семь голосов республиканцев, чтобы обеспечить ратификацию договора.

Аналитик из Института политического и военного анализа Анатолий Храмчихин говорит, что политический импульс может быть утрачен, если переговоры будут перенесены на будущий год. "Просто очень трудно собрать интересы обеих сторон в одном месте", - отмечает он.

Поскольку срок действия СНВ-1 заканчивается, президенты США и России выступили с совместным заявлением: "Мы заявляем о нашей принципиальной приверженности продолжать сотрудничать в духе Договора о СНВ после истечения срока его действия, а также о нашем твердом намерении обеспечить скорейшее вступление в силу нового договора о стратегических вооружениях". В июле Обама и Медведев договорились в течение семи лет сократить свои запасы ядерных боезарядов до 1700 единиц с каждой стороны, выйдя на расширение договора СНВ-1. Однако в тот момент они ничего не подписали.

Поэтому мы можем надеяться, что блестящая нобелевская медаль Обамы, по крайней мере,  будет напоминать ему о том маленьком шаге, который он сделал в направлении избавления мира от ядерного оружия - то есть, той цели, о которой президент заявлял неоднократно. Так, во время своего апрельского визита в Прагу Обама пообещал добиваться ратификации Договора о полном и всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия, которому исполнилось уже 13 лет, чем вызвал недовольство в рядах американских "ястребов".

Это парадоксально, но может так случиться, что осуществлять свою мечту Обаме будет легче без нового договора, поскольку для его ратификации надо будет добиваться согласия этих семи дотошных республиканцев в Сенате. Сенат печально известен своим нежеланием утверждать мирные договоры. Наиболее заметным из таких договоров является  Конвенция о запрещении использования, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин, которой исполнилось уже 10 лет. Обама в 2006 году выступал за ее ратификацию, но став президентом, он, видимо, оказался не в состоянии добиться от Сената ее утверждения. Об этом с сожалением говорит сенатор Патрик Лихи (Patrick Leahy): "Отношение администрации к данному вопросу очень поверхностное, она проявляет нерешительность, вызывая глубокое разочарование. Остается надеяться, что администрация, позиционирующая себя в качестве мирового лидера в вопросах гуманитарного права и контроля вооружений, признает, что у нее появился хороший шанс".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.