20 лет назад жители прибалтийских республик разорвали цепи советского рабства. В 2004 году они получили доступ в Евросоюз, оформив таким образом свою принадлежность к западному миру. Это дало старт быстрому росту, замедлившемуся в связи с экономическим кризисом. Разразившиеся финансовые невзгоды не умерили, тем не менее, намерений Латвии и Эстонии ввести в своих странах в обращение зону евро. Их премьер-министры только что посетили Испанию. Два десятилетия назад они встали на путь свободы, чтобы освободиться от СССР, отношения с правопреемницей которого у них до сих пор остаются сложными.

Двадцать лет свободы и пять экономического прогресса, несмотря на кризис. Месяц спустя после 20-й годовщины падения Берлинской стены хронологию эстонского «чуда» вспоминает премьер-министр этой страны Андрюс Ансип. «Это было весьма важно для Эстонии и Европы в целом», подчеркнул он на прошлой неделе в Мадриде, заявив председательствующему сейчас в ЕС руководству Испании о своё намерении войти в еврозону в 2011 году. «Мы отвоевали свою независимость без единого выстрела, теперь мы являемся членами Евросоюза и НАТО, мы создали сильную экономику. 20 лет тому назад это было немыслимо», отметил премьер.

Тогда, самая северная из прибалтийских республик всеми силами старалась вырваться из агонизирующей советской империи, а отношения с Москвой продолжают оставаться напряжёнными. Поэтому Ансип смеётся, когда ему говорят о ностальгии по коммунизму, проявляющейся в некоторых странах Восточной Европы. «Я не думаю, что это настоящая ностальгия, а всего лишь вопрос разных жизненных стандартов. В любом случае в Эстонии её нет, мы теперь свободны, а во времена оккупации никто возвращаться не хочет».

Мы не желаем ни оккупации, ни каких либо-либо иных форм зависимости, в том числе от поставок энергоносителей из России. «Они используют их как инструмент политического давления», подчёркивает Ансип, предупреждая, что подобная политика опасна не только для соседей России, но и для неё самой: «Её зависимость от сырьевого и нефтяного рынка повлечёт те же отрицательные последствия, что и отсутствие внутренней политической оппозиции». Хотя у Эстонии «достаточно энергоресурсов на ближайшие 20-30 лет», Ансип особо останавливается на необходимости выработки «единой энергетической политики Евросоюза».

Единая позиция, которая, как и прочие европейские инициативы, должна основываться на внутреннем консенсусе, что способствует ещё большей сплочённости Евросоюза, особенно после подписания Лиссабонского договора. Ансип характеризует отношения с Москвой как сложные и добавляет, что Эстония предпочла бы иметь со своим северным соседом «хорошие и прагматичные» отношения. И в качестве примера приводит совершенно убогие объёмы эстонского экспорта в Россию: «Лишь 10% идёт на российский рынок, а остальные 70% - на европейский».

Пережитками имперского мышления выглядят заявления Москвы о дискриминации русского меньшинства, составляющего четверть населения Эстонии. Премьер-министр опровергает эти обвинения, называя их «пропагандой». Цена самой свободы заключается в том, что теперь надо способствовать свободе других, заверяет он. «Во времена советской оккупации мы получали большую помощь от США. По сути дела, эта страна никогда не признавала незаконное присоединение Эстонии к СССР.

Мы также ощущали поддержку, когда восстановили независимость и готовились к вступлению в НАТО и Евросоюз», признаёт Ансип. «Поэтому теперь, когда мы в состоянии сами оказывать помощь [другим государствам], наш моральный долг – сделать это». Приведу в качестве примера Афганистан, куда Эстония направила самый большой воинский контингент из всех стран НАТО в расчёте на душу населения. «Там находятся 300 наших солдат при населении 1,3 миллиона человек», напоминает премьер-министр.

Но помимо внешней политики, главным приоритетом нашей прибалтийской страны является вступление в зону евро. Это важно для «развития торговли, привлечения иностранных инвестиций и увеличения потока туристов в страну». Эстония не хочет входить в еврозону с чёрного входа. «Мы не просим для себя особых условий, а лишь выполняем все требования Маастрихтских соглашений. Если мы начнём с половинчатых решений, то не сможем занять прочные позиции в будущем».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.