Йошка Фишер (Joschka Fischer), бывший студент-радикал, бывший лидер Партии "зелёных", бывший министр иностранных дел Германии и профессор Принстонского университета, прекрасно понимает, насколько иронично его последнее карьерное достижение (он стал стратегическим консультантом при проекте строительства международного трубопровода).


Впрочем, как и во многих аналогичных случаях в прошлом, Фишер к своему идеализму добавляет большую дозу реализма.


Фишер убеждён, что перебои с энергией, поразившие Европу в январе и вызванные возникшими между Россией и Украиной разногласиями по поводу цен на природный газ, стали решающим моментом, определившим будущее нового европейского газопровода. Называться он будет Nabucco, длина составит 2050 миль (3300 км), а обойдётся, как ожидается, в 8 миллиардов евро (11,4 млрд. долларов). На континент надвигается новая "холодная война", и, как утверждает Фишер, Европа ждёт-не дождётся очередного кризиса, чтобы начать наконец решать проблему диверсификации поставок.


Впрочем, Фишер видит в Nabucco далеко не только решение наболевшей проблемы поставок энергии, а ещё и громадное стратегическое значение для Европейского Союза, в особенности в связи с отношениями с Турцией, членом НАТО и кандидатом в члены в ЕС, и с Азербайджаном и Ираком, у которых строители Nabucco собираются покупать газ.


"Nabucco — это новые отношения", — сказал Фишер, давая интервью в своём офисе в Берлине. — "Вот почему Турция для нас так важна. В Брюсселе это понимают; надеюсь, поймут и в столицах".


Ещё с 2002 года, с тех пор, как проект Nabucco был предложен впервые, в связи с ним возникали различные проблемы, как-то разногласия из-за его стоимости и даже сомнения в его необходимости в принципе.
В Гемании правящая коалиция во главе с Герхардом Шрёдером (Gerhard Schröder) и его социал-демократами выступала в поддержку совместного российско-германского проекта Nord Stream, трубопровода, который должен был пройти по дну Балтийского моря.


Потерпев в 2005 году поражение от лидера консерваторов Ангелы Меркель (Angela Merkel), Шрёдер поступил работать в "Газпром", гигантскую энергетическую корпорацию, принадлежащую российскому государству и занимающуюся строительством Nord Stream.


Меркель тоже поддерживала Nord Stream, а к Nabucco (он должен протянуться от Турции через Болгарию и Румынию и дойти до окрестностей Вены) относилась с малой дозой энтузиазма. Строительство должно начаться в 2011 году. В 2007 "Газпром" и итальянская фирма Eni разработали проект трубопровода-конкурента под названием South Stream, по которому российский газ должен будет поступать в Европу по дну Чёрного моря.


Фишер стал видным сторонником Nabucco — и, как он говорит, вовсе не ради зарплаты. Бывшему министру платят за консультации по стратегическим вопросам три крупнейшие немецкие компании: гигант автопрома BMW, производитель электронного и электрического оборудования Siemens и энергетическая компания RWE.
Европа давно пытаетсян наладить более прочные экономические, торговые и политические связи со странами среднеазиатского и североафриканского региона, в то же время не предлагая им перспективы вступления в Европейский Союз; делается это с целью укрепления стабильности и экономического развития. Фишер считает, что Nabucco принесёт этому делу большую пользу.


Он убеждён, что Турция сыграет ключевую роль в отношениях Европы со Средней Азией и даже Ближним Востоком, в особенности с тех пор, как правительство Турции во главе с премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan) начало резко перекраивать собственные внешнеполитические приоритеты. Главным таким сдвигом стало решение восстановить дипломатические отношения с Арменией, дать старт диалогу с Ираном и укрепить связи с Сирией.


С помощью Nabucco "может появиться шанс по-настоящему улучшить отношения между Турцией и Европой", считает Фишер, в отличие от консерваторов во главе с Меркель категорически поддерживающий вступление Турции в Европейский Союз.


Также, по его словам, трубопровод Nabucco станет дополнительным фактором укрепления энергетической безопасности и диверсификации поставок для Европы. Более 58 процентов природного газа, используемого в Европе, импортируется, причём на Россию приходится значительно более четверти этого количества.


Вдобавок потребление газа в блоке, как ожидается, повысится к 2030 году до 815 миллиардов кубометров. По данным Европейской комиссии, в 2005 году эта цифра составляла 502 миллиарда кубометров.


С таким спросом России в одиночку не справиться, а даже если бы это и было возможно, Европа всё равно не хочет усугублять свою зависимость от одной страны.


"Проблема энергетического сектора в России заключается в том, что производство у них падает", — сказал Фишер. — "Им нужны не только большие инвестиции, но и технологии, ноу-хау, умение управлять".


Несмотря на то, что председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso) подчёркивал стратегическую важность Nabucco, в марте Европейская комиссия выделила на него всего 272 миллиона евро (387 млн. долларов). Общие расходы на энергетику составили 3,97 миллиарда евро (5,65 млрд. долларов).


Эрдоган немного поспорил с Европейским Союзом о том, сколько именно природного газа Турция сможет получить через Nabucco и потом перепродать, а затем, в июле, подписал транзитное соглашение с четырьмя европейскими государствами.


"Трубу Nabucco уподобляли трубке курильщика опиума, навевающей сладкие сны", — сказал Эрдоган, — "но этот проект окончится удачей, а скептики окажутся неправы".


Несмотря на активную лоббисткую кампанию Фишера, скептиков много.


"Прошло почти восемь лет с тех пор, как ЕС предложил построить Nabucco, а мы до сих пор не знаем, из каких стран по нему будет поступать газ", — заметил Борут Гргич (Borut Grgic), глава Института стратегических исследований (Брюссель).


По его словам, не разрешён и вопрос стоимости транзита через Турцию. Гргич не уверен, что Nabucco когда-нибудь перестанет быть сладким сном и станет реальностью.