Сегодня, когда большая часть северо-западной Европы радуется холодному и необычайно снежному Рождеству, неспособность континента решить свои неотложные проблемы энергетической безопасности превращается в настоящий позор.

Старушку-Европу толкают и давят с двух сторон. Первое - это внутреннее давление, вызванное низкой эффективностью и дороговизной ее собственной политики. Второе - давление внешнее, и вызвано оно увеличением импорта энергоресурсов из стран, на которые Европа не в состоянии оказывать действенное влияние. Более того, такое влияние со временем только ослабевает, главным  образом, из-за снижения экономической мощи континента. Европейские страны должны действовать быстро, чтобы обеспечить высокую эффективность инвестиций в чистую и безопасную энергетику, повысить свою конкурентоспособность путем разукрупнения и демонополизации газовых и электрических сетей, а также ответить на вызовы, связанные с зависимостью от российского газа.

Мало кто за пределами Европы понимает, насколько сильно энергетическая политика ЕС определяется необходимостью сокращения углеродных выбросов. Сегодня ЕС рассматривает план по использованию возобновляемых источников с амбициозными целевыми показателями на 2020 год. Речь идет о директиве Евросоюза Large Combustion Plant Directive, которая предусматривает закрытие многих работающих на угле электростанций, начиная с 2015 года. При этом закрываться они будут без создания замены. Кроме того, этой директивой регулируется схема торговли квотами на выбросы, которая будет действовать до 2012 года. И никакой надежды на инвестиции в крупные электростанции. Безусловно, в сфере энергетической политики Брюссель господствует безраздельно.

Это важно, потому что  в следующем десятилетии значительная часть угольных и атомных электростанций в Европе будет выводиться из эксплуатации и демонтироваться, особенно в Великобритании и Германии. Согласно официальной доктрине, на смену им должны прийти возобновляемые источники, а если энергетическая брешь не будет закрыта, ее будут устранять при помощи мер по энергосбережению. Увы, здесь есть гораздо более реалистичное предположение, и состоит оно в том, что нехватку будут восполнять за счет российского газа. Тем временем, цены на нефть, к которым привязаны газовые цены, по-прежнему упорно не желают снижаться, и вот-вот может разразиться очередной зимний газовый спор между "Газпромом" и Украиной по поводу поставок. Это негативно повлияет на цены и на объемы поставок европейским потребителям.

Но именно так все и будет происходить, если создавать систему торговли углеродными квотами, уделяя повышенное  внимание долгосрочным и весьма неопределенным факторам внешнего порядка, а именно, антропогенным климатическим изменениям, - и полностью игнорировать при этом другой фактор, имеющий гораздо более бесспорный и конкретный характер - энергетическую незащищенность в краткосрочной перспективе. Статистики называют это составным, или комбинированным искажением. Какое-то время ЕС добивался определенных успехов в сокращении углеродных выбросов. Но он отвел взгляд от центральной проблемы энергетической безопасности и позволил России потихоньку прокрасться на свою территорию с ее чистым газом и углем с низким содержанием серы, воспользовавшись положениями вышеупомянутой директивы Large Combustion Plant Directive.

Европейские политики и государственные деятели ошибочно полагали, что проблему загрязнения можно эффективно решить, просто снижая углеродные выбросы, и что таким путем автоматически удастся укрепить энергетическую безопасность и обеспечить доступные цены. Если бы эти люди исходили из иного, более рационального порядка приоритетов, то во главу угла они бы поставили энергетическую безопасность, на второе место ценовую доступность, а на третье - экологическую чистоту. Когда же они проснутся?

Так было не всегда

Принятие долгосрочного решения в вопросе энергетической безопасности во Франции инициировал в 60-е годы Шарль де Голль. Сегодня французы 80 процентов своих потребностей в электроэнергии удовлетворяют за счет АЭС. Есть и другой, менее известный пример. Это Норвегия, которая за счет гидроэлектростанций обеспечивает 99 процентов собственных потребностей, а порой и значительную часть потребностей всей Скандинавии. Далее, есть пример Исландии. Этот по сути дела вулканический остров может использовать для удовлетворения собственных потребностей огромные запасы возобновляемой геотермальной энергии. Итоговый вывод таков: когда речь идет об укреплении энергетической безопасности, односторонние действия неизменно дают гораздо более высокий результат.

И тем не менее, начиная с 90-х годов на действия Евросоюза первоочередное влияние оказывали различные лоббистские группировки, выступающие за малоэффективные, но зато дорогостоящие альтернативные источники, такие как ветровая энергия, солнечные батареи, а также энергоэффективность. Результата здесь не будет никогда. Если говорить в целом, то без накопления электроэнергии, а также без масштабной стабилизации энергообеспечения, какая существует в Дании, на долю ветровой энергии даже при большой удаче будет приходиться не более 10 процентов от общего объема. Это парадокс: Германия на все лады расхваливает свою солнечную энергетику, на долю которой приходится жалкий 1 процент от общего количества выработки электроэнергии, и в то же время, ее бывший канцлер входит в состав правления "Газпрома". Согласно парадоксу Джевонса, который гласит, что повышение эффективности использования ресурса вызывает повышение потребления этого ресурса, рост энергоэффективности всегда будет увеличивать спрос на энергоресурсы. И сколько бы европейцы ни экономили на микроуровне, денежные затраты на такую экономию всегда будут давать рикошет в виде увеличения спроса, а следовательно, и расходов на макроуровне.

Европе необходимо изменить свои подходы, сосредоточив внимание на высокоэффективных, дающих большую отдачу, чистых и безопасных технических решениях с длительным сроком эксплуатации. Это крупные гидроэлектростанции, атомные электростанции, соединительные трубопроводы между государствами, а также дополнительные газопроводы. Потенциал для развития и расширения огромен. Норвегия легко может еще раз удвоить ресурсы своей мощной гидроэнергетики и экспортировать большую часть вырабатываемой электроэнергии в страны Европы. Их также манит к себе ренессанс атомной энергетики, однако испытывающие денежный дефицит энергетические предприятия не готовы авансом идти на огромные расходы, если у них не будет гарантированного рынка сбыта на предстоящие сорок лет. Сталкиваясь с серьезными угрозами на фронте энергетической безопасности, нам стоит задуматься: а может быть, такая игра стоит свеч? Более четкое и масштабное видение долгосрочной перспективы потребует от всех европейских рынков электроэнергии взаимодействия, комбинирования, увеличения ликвидности и снижения цен.

И наконец, спустя почти двадцать лет после создания единого рынка это просто одна большая нелепость, что от вертикальной интеграции и чреватого злоупотреблениями монополизма на своем газовом и электрическом рынке отказались лишь Испания, Швеция и Британия. У нас сегодня складывается порой абсурдная ситуация, когда, например, в период повышения спроса континентальные поставщики газа могут пользоваться скудными запасами из газовых хранилищ Британии, а британские поставщики доступа к континентальным хранилищам не имеют. Вот поэтому-то мощности для хранения газа в Соединенном Королевстве далеко не столь надежны и неисчерпаемы, как можно подумать, если судить по официальным цифрам.

Что касается Европы, то здесь рост спроса на энергию и ее относительный экономический спад будут продолжаться долго. Необходим фундаментальный пересмотр наших взглядов на энергетическую политику. Надо твердо смотреть на реальный мир и видеть его таким, какой он есть, а не таким, каким он видится еврократам. Сначала в этом уравнении должна стоять энергетическая безопасность, а уже потом - снижение углеродных выбросов. Это неизбежно, это необходимо. И запомните: чем дольше мы будем медлить с решением, тем труднее нам будет добиваться его реализации.

Дэн Льюис - руководитель Центра экономической политики (Economic Policy Centre), автор книги "Securing Our Energy Future—Why and how it must be done" (Обеспечить наше энергетическое будущее: почему и как это необходимо сделать).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.