Мы вступаем не только в новое десятилетие, хотя, если строго следовать арабским цифрам, технически это должно произойти лишь в начале 2011 года, а в третье десятилетие эпохи перемен, начало которой положило падение Берлинской стены в том далёком уже ноябре 1989 года. Это не только геополитические перемены, но также социальные и экономические, как видно на примере сетевого обучения новым специальностям, начавшегося с Интернета. На основании других исторических прецедентов можно предположить, что этот глобальный переходный период должен длиться 30 лет, то есть, должны смениться два поколения. Наступившее десятилетие, таким образом, должно стать решающим для мира и Евросоюза.


Первое десятилетие было периодом разрушения существовавшего порядка. Это было созидательное разрушение, по крайней мере, для Европы, где началось объединение континента. Тогда были заложены основы введения единой валюты и начались длительные переговоры и обсуждения, касавшиеся общих органов управления и принятия Конституции ЕС (в итоге завершившиеся вступлением в силу Лиссабонского договора).


Второе десятилетие - период растерянности и сумятицы - началось всплеском исламского терроризма 11 сентября 2001 года и было отмечено попытками США возвести себя в ранг Империи, которая, по выражению представителей администрации Буша младшего, своими действиями изменяет мир; радикализацией и усилением влияния некоторых религиозных меньшинств, превращением Китая в мировую державу и постепенным формированием многополярного мира, ускорившимся вследствие всеобщего экономического и финансового кризиса, который разразился летом 2008 года. Новый миропорядок покоится не только на уже сложившихся полюсах влияния, но также на сообществе стран среднего уровня, которые Параг Ханна (Parag Khanna) назвал Вторым миром.


Третье десятилетие началось с провала Конференции на высшем уровне по изменению климата в Копенгагене. Эта встреча в верхах выявила, среди прочего, что основные мировые игроки постепенно вырисовываются, но ещё не распределились по своим местам и вряд ли сумеют это сделать в ближайшем будущем. Нынешнее десятилетие должно стать периодом укрепления нового миропорядка, новых игроков, а также новых правил и организаций. Вот почему столь важным было участие Испании в работе этапного форума "большой двадцатки". Вот почему столь важно сейчас, чтобы Европа сосредоточилась и ответила на стоящие перед ней вызовы и защитила свои ценности и интересы.
Позиции ЕС на мировой арене будут твёрдыми при условии стабильной и благополучной внутренней жизни европейских стран. Это неразрывно связанные между собой характеристики, особенно в условиях кризиса, чьи последствия неизбежно скажутся на новом миропорядке: больше неуверенности, меньше доверия к рыночным механизмам, сомнения в пользе глобализации и, как следствие, усиление присутствия государства.


Если президент Билл Клинтон был глобалистом, а политика Джорджа Буша младшего может быть охарактеризована как имперская, то Обама выступает за многополярный мир, хотя сейчас представители его администрации предпочитают использовать выражение multipartner, то есть многостороннее партнёрство или сеть объединений. В данной концепции, как заявила госсекретарь Хиллари Клинтон, речь идёт не только о государствах, но также о негосударственных объединениях и отдельных гражданах, то есть о так называемом Третьем секторе.


Данный подход указывает на то, что США уже не считают возможным в одиночку защищать свои интересы и управлять мировыми процессами, но при этом не собираются покидать мировую авансцену. Соединённые Штаты продолжают оставаться первой державой мира в военном, культурном (включая, несмотря на кризис, и финансовую культуру) и экономическом отношении. И будут оставаться таковой ещё в течение достаточно длительного времени, даже по завершении нынешнего переходного периода.

 

В другие времена подобный переходный период прошёл бы с применением насилия между или внутри всемирных полюсов влияния. Однако широкомасштабная война уже невозможна или, по крайней мере, маловероятна, поскольку повлечёт за собой слишком большие разрушения, даже если в ход не будет пущено ядерное оружие. Придут другие формы соперничества и взаимодействия, как на региональном, так и на глобальном уровне. Продолжаются войны, хотя за последнее время их стало меньше, несмотря на боевые действия в Ираке и Афганистане. Не утихает террористическая активность. Это терроризм нового образца, возникший в прошлое десятилетие, хотя его семена были посеяны гораздо раньше. Идея прогресса развеялась как дым, исчерпав себя. Как выражается Фернандо Вальес-пин (Fernando Valles-pín), крушение будущего происходит в настоящем.

 

Мысль о том, что наши дети будут жить хуже нас, сводит на нет идею прогресса, по крайней мере, на Западе, поскольку одна из главных перемен, произошедших за последние десятилетия, заключается в том, что два миллиарда людей выбрались из бедности, и идёт формирование нового среднего класса в мировом масштабе, но при этом остаётся более одного миллиарда тех, которые не выбрались, и их число постоянно растёт. Вот почему столь важно предпринять все необходимые усилия (и во время своего президентства Испания будет добиваться этого от ЕС), чтобы в полной мере выполнить к 2015 году Цели Развития Тысячелетия и тем самым обеспечить самое широкое участие населения планеты в трудовой и социальной деятельности. 


Необходимо, чтобы Европа стала одним из полюсов влияния и определила своё место в мире. Вопрос уже сводится не к совместным заявлениям, а к общим действиям. Европейцы должны действовать сообща, как члены одного союза. Во время кризиса были достигнуты некоторые важные сдвиги в финансовой и экономической областях. Чтобы грамотно выйти из него, потребуется проведение согласованной, хотя и неодинаковой экономической политики. Всё это предполагает согласованные действия и позиции на мировой арене. США, с которыми нас объединяют тесные экономические связи, на это надеются. Эта страна - наш партнёр и, равно как и с Латинской Америкой, мы разделяем с ними много общих ценностей. Со стороны Евросоюза необходима готовность к диалогу и совместным действиям во всех областях. Россию и Китай необходимо убедить в том, что Европа обладает политическим весом. Пока эти страны так не считают.


Лиссабонский договор мало что даст при отсутствии политической воли к достижению поставленных целей. Органы управления ЕС были усилены, и это, конечно же, правильно, но этого мало. Только что начавшееся президентство Испании будет основополагающим в реализации положений Лиссабонского договора и укреплении вновь созданных органов управления ЕС. Мы будем стараться воплотить в конкретные дела дух и букву этого исторического документа при разработке экономической и внешней политики. Такими видит задачи своего президентства Испания. Мы считаем необходимым дать определение общеевропейским интересам, которые, хотя и существуют, но до настоящего момента не обрели конкретных очертаний.


Перефразируя известное высказывание Кеннеди, стоило бы задуматься не только о том, что может сделать для нас Европа, но и о том, что можем мы сделать для Европы. Это не вопрос благородства, а здравого смысла, даже правильно понятого эгоизма, поскольку, чем лучше пойдут дела в Европе, тем лучше будет для нас. По меньшей мере, наивно и неблагоразумно считать, что мы сможем выжить и оказывать влияние на ход событий в одиночку как национальные государства. К подобной точке зрения в последние годы стали склоняться в ряде столиц. Это третье десятилетие должно стать периодом укрепления позиций Европы во всех областях, в первую очередь, разумеется, в экономической, чтобы не опоздать на поезд.


Именно этим и руководствовались при подготовке президентства Испании и принятии решения об учреждении должности председателя Европейского Совета и Верховного Представителя по Общей Внешней Политике и Безопасности ЕС. Таким образом, приобретает диаметрально противоположное звучание известная фраза Ортеги-и-Гассета о том, что "Испания - это проблема, а Европа - её решение". Сегодня Европа сталкивается с проблемами, а Испания (и Франция, и Германия, и все 27 государств-членов) смогут решить эти проблемы, если объединят свою волю.


Сохранив свой европейский статус, они тем самым спасут самих себя.
Лиссабонский договор требует своего воплощения в жизнь. Его вступление в законную силу позволяет нам оставить в прошлом споры об органах управления и прочих процедурных вопросах с тем, чтобы сосредоточиться на конкретных делах, которых ждут от нас граждане наших стран и которые необходимы для выхода из кризиса. Благодаря этому мы сможем решить вопрос о едином гражданстве и добиться того, чтобы Евросоюз стал полноценным игроком на новой международной арене, которая сформируется в ближайшие годы. Таким образом, можно будет также восстановить доверие к идее прогресса в Европе во всех областях: политической, социальной, экономической и экологической.


Европа может занять лидирующие позиции только в том случае, если, подобно барону Мюнхгаузену, сама себя вытащит за волосы из болота и будет активно способствовать строительству нового мира с учётом своих интересов и ценностей, необходимых этому миру.
Андрес Ортега - директор отдела анализа и исследований в администрации правительства Испании.