Политики, государственные лидеры должны различать сиюминутные интересы и долгосрочную стратегию. Финансово-экономический кризис значительно сократил  возможности работать на перспективу. Как, впрочем, и возможности оценивать последствия сегодня принимаемых решений.

Примеры? Один из них – решение Франции продавать десантные корабли типа «Мистраль» России. То есть вооружать ту самую Россию, которая вмешивается в дела соседней Грузии и не скрывает, что готова на все, вплоть до насилия, лишь бы восстановить имперскую гегемонию на постсоветской территории.

Получается, что Франция заранее готова простить Кремлю агрессивные действия, осуществлению которых будет способствовать и начатая в сентябре 2009-го крупномасштабная военная реформа?

Вслушаемся в аргументы наших лидеров и большинства западных политиков. Экономический кризис значительно ослабил Россию,  изнутри ее подтачивают демографические и иные проблемы… Так почему бы не предложить Кремлю явно выгодное  сотрудничество в военной области? К тому же, индустриальная Западная Европа и Россия с ее сырьевыми рынками, могли бы прекрасно дополнить друг друга… И звучат уверения в том, что, будучи подорвана экономическим кризисом, Россия уже не столь опасна, как прежде, что с ней можно развивать «стратегическое партнерство»…

Однако нельзя сбрасывать со счетов линию поведения кремлевских мужей, которых внутренние проблемы страны занимают их постольку, поскольку представляют опасность для их власти. Щупальца власти столь цепки, путинский режим держится так крепко, что цены на нефть, в общем-то, могут еще долго идти вниз.

С другой стоны, кризис открыл для российских лидеров широкие возможности для удовлетворения амбиций на внешнеполитическом поприще. Это чревато дестабилизацией США и многих стран так называемого ближнего зарубежья, ослаблением с таким трудом сформировавшейся «прозападной» элиты, ряды которой и так не назовешь многочисленными.

Российские лидеры, не слишком озабоченные несовершенством внутренней системы, созданной Путиным, на удивление едины в своих неоимперских целях, «финляндизации» Западной Европы. Красноречивое свидетельство по части приоритетов: в то время как правительство объявило, что из-за недостатка средств откладывается проведение переписи населения РФ, В. Путин сообщил о выделении 15 млрд. рублей на строительство российских военных баз в Абхазии (!)

Исторические прецеденты учат нас осмотрительности. По крайней мере, должны учить.  В 1945-м в Ялте лидеры ведущих стран Запада уступили требованиям Сталина, будучи уверенными, что ослабленная войной Россия будет заниматься восстановлением хозяйства, что ей потребуются капитал и западные технологии, что Москва будет сговорчивой. Ошибочка вышла: Сталин подмял под себя половину Европы. Чем в своем поведении современные российские лидеры отличаются от царя-государя  или прежних коммунистических царьков? Да ничем! Точно так же свою власть и благополучие ставят превыше  благополучия граждан страны.

Исходя из сказанного, следует проявлять сугубую осторожность в вопросе продажи России наступательных вооружений. Отсутствие дальновидности чревато будущими кризисами. Приобретение «Мистралей» явно повысит боеспособность и маневренность российского флота. «Если бы во время (…) конфликта с Грузией у нас имелся корабль типа «Мистраль», Черноморский флот выполнил бы свою задачу за 40 минут и не понадобились бы 26 часов, как было тогда», – эти слова принадлежат командующему Военно-морским флотом России адмиралу Владимиру Высоцкому.

И, наконец, вспомним о том, как умеет Москва использовать «нефтегазовый инструмент» в качестве запугивания и усмирения Европы.  Так что не стоит рисковать, вооружая Россию и, тем самым, пробуждая призрак военной опасности, который и так маячит на нашем континенте.


Франсуаза Том (Françoise Thom) – преподаватель истории в университете Сорбонны.