На пресс-конференции во французском министерстве иностранных дел  выступили министр экономики Франции Кристин Лагард (министр иностранных дел Бернар Кушнер не смог принять участия в этом мероприятии, так как находился в Канаде), глава администрации президента России Сергей Нарышкин, министры культуры Франции и России Фредерик Миттеран и Александр Авдеев, сопредседатели организационного комитета Луи Швейцер и Михаил Швыдкой.

Кристин Лагард в своем  выступлении подчеркнула, что организаторы этого так называемого "перекрестного" года ставили перед собой три основных задачи  -  «узнать и понять будущие перспективы наших стран, их молодежь, творцов, научных работников, а также предприятий. Короче, этот год предоставит возможности всем тем, кто хочет способствовать развитию наших обществ. Вторая цель - подчеркнуть интенсивность сотрудничества и французско-российских обменов в различных областях - от культуры до экономики, от образования - до научно-исследовательской деятельности, от молодежных обменов - до спорта высокого уровня. И третья цель - подготовить новые встречи и новые инициативы, которые еще больше расширят поле диалога, сотрудничества и обменов между Францией и Россией».

Сергей Нарышкин вкратце рассказал об основных мероприятиях франко-российского года и отдельно остановился на политической программе сотрудничества. Помимо официальных визитов российских президента и премьер-министра во Францию и французских в Россию, сказал он, планируется и расширенный обмен мнениями между министерствами и парламентами двух стран и между представителями российской и французской общественности.

Министр культуры Франции Фредерик Миттеран особо подчеркнул длящееся уже несколько веков французско-русское культурное взаимодействие в области литературы, музыки, живописи театра и кино. Что же касается значения франко-российского года, то, по словам министра, этот год даст прекрасную возможность утвердить и расширить культурные отношения между двумя странами, а также показать новое лицо наших России и Франции, выйти за рамки суживающих клише типа русской души или французского духа.

Министр культуры России Александр Авдеев в своем выступлении, кстати, произнесенном на французском языке, особо подчеркнул, что в мероприятиях перекрестного года, во-первых, активно участвует молодежь, а во-вторых, как  российские, так и французские регионы.  Он сообщил также, что есть еще много так называемых "подпольных мероприятий" - это мероприятия, которые в официальную программу не включены, а проводятся просто потому, что между  некоторыми регионами России и Франции уже существуют тесные связи.  По его мнению, особое внимание в российско-французском сотрудничестве должно быть уделено вопросу о том, каким образом в сегодняшних условиях глобализации отстоять своеобразие национальных культур.

О том, что "перекрестный" год затрагивает не только столицы Франции и России, говорил и сопредседатель оргкомитета с французской стороны Луи Швейцер: «Россия - это не только Москва и Санкт-Петербург, а Франция - это не только Париж. Помимо крупных культурных акций, это и большое количество других интенсивных обменов, и я бы не хотел, чтобы блеск больших манифестаций затмевал массу небольших проектов, которые также являются возможностями для встреч. Вообще же, мы уверены, что теперь, когда начало положено, перекрестные годы Франция - Россия не закончатся никогда».

Зачем нужен перекрестный год?

Российский сопредседатель организационного комитета Михаил Швыдкой поставил вопрос - а зачем вообще нужен перекрестный год, если французско-российские отношения и так развивались и развиваются?

М.Швыдкой:

 ез всяких годов Толстой писал первые главы "Войны и мира" по-французски, без всяких годов Тургенев полюбил Полину Виардо. Их роман был драматичен, но я думаю, что даже госпожа Лагард и даже отсутствующий господин Кушнер не сделали бы этот роман более благополучным. Понятно, что Россия без всяких годов приютила французских эмигрантов, когда пала монархия после Великой французской революции, и без всяких годов Франция приютила великих русских интеллектуалов и людей самых простых званий, без всяких годов и без всяких виз. Зачем все это нужно? Я думаю, что на самом деле ответ очень прост. Недавно мы отмечали 20-летие падения Берлинской стены. Я был в эти дни (20 лет назад) в Германии, естественно, что отколупнул кусочек стены. И мне казалось, что "Ода радости", 9-я симфония Бетховена станет музыкой Европы, музыкой всего мира. Но прошло 20 лет, и стало ясно, что на месте Берлинской стены выросли новые стены. Они выросли и в политике, и в экономике, но самое главное - они выросли в сознании. И это очень серьезные стены, которые разрушаются труднее, чем Берлинская стена.  Я думаю, что этот год - это одно из общих усилий Франции и России для того, чтобы эти новые стены были разрушены. Они будут возникать вновь, за один год мы  не управимся. И поэтому нужны усилия людей, которым дорого будущее Европы и будущее мира, для того, чтобы эти стены разрушать. В этом году мы будем  отмечать 65-летие нашей общей победы над фашизмом. Тогда мы сумели понять друг друга, но это было сделано ценой большой крови. А сейчас хочется, чтобы мы стали победителями, не пролив ни капли крови. Может быть, пролив только слезы умиления над тем, что будет происходить в этом и последующих годах.

Я хочу сказать моим уважаемым коллегам, что этот год уже зажил своей жизнью, что в общем, мы больше не нужны. И это, может быть, самое большое, чего мы достигли за 2 с половиной года диалога, который не всегда был простым, но всегда был радостным. И вот я сейчас думаю: что бы такое придумать, чтобы в 2011 году мы опять сделали что-нибудь великое?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.