Соглашение о сокращении ядерных вооружений, которое будет подписано в Праге, церемония в память о жертвах массовых убийств в Катыни, беспорядки среди населения в Средней Азии… Эти заголовки могли появиться еще лет двадцать назад. Но различия и сходства между тем временем и сегодняшним днем показывают, как далеко шагнул мир после "холодной войны" – и как много ему еще предстоит пройти.

Сегодняшняя встреча президента США Барака Обамы и российского президента Дмитрия Медведева, которые подпишут новый договор СНВ, является самым многообещающим за долгие годы событием в отношениях сверхдержав. И хотя соглашение о сокращении количества ядерных боезарядов каждой из сторон определенно напоминает чем-то стиль "ретро", оно связано с будущим, а не с прошлым.

Решение Обамы поднять вопрос о сокращении вооружений в рамках создания механизма "перезагрузки" испорченных отношений с Россией, похоже, дает свои результаты. Контроль вооружений – это та область, в которой оба государства обладают богатым опытом. Это та сфера, в которой они добились исторических успехов, проводя результативные переговоры, и в которой русские чувствуют себя на равных с Америкой.

По меркам "холодной войны", согласованные сокращения числа развернутых боезарядов на 30 процентов весьма внушительны. Здесь можно возразить, что сегодня в ядерной политике цифры не столь важны, как прежде; и что новая расстановка сил в Европе, где большинство бывших стран Варшавского договора является сегодня членами Евросоюза и НАТО, имеет для интересов безопасности в большей мере теоретическое, нежели практическое значение. А эксперты уже начинают выискивать разные закавыки в сносках и примечаниях.

Но символизм этого события весьма красноречив. Договор посылает мощный сигнал о том, что при наличии политической воли в будущем нас ждет сокращение, а не наращивание ядерных вооружений. Это соглашение улучшает общую атмосферу взаимоотношений между США и Россией, открывая двери для переговоров и сотрудничества в других областях, таких как инвестиции. Оно также позволяет Вашингтону и Москве встать на более прочные нравственные позиции, получить больше моральных прав в будущих контактах с Ираном и прочими странами, задумывающимися об обретении статуса ядерной державы.

Столь же значимой, хотя и в меньших масштабах, была скорбная и торжественная церемония, состоявшаяся вчера неподалеку от российского города Смоленска. Спор об ответственности за массовые убийства в Катыни, где был уничтожен цвет польского офицерства, постоянно отравляет польско-российские отношения в послевоенное время. Лишь в 1990 году Михаил Горбачев признал, наконец, вину Советского Союза. Но в России всегда находились люди, которые оспаривали этот факт – даже после распада СССР.

Вчерашняя церемония, в которой приняли участие премьер-министры Польши и России, не может компенсировать польские потери, однако она на государственном уровне устанавливает историческую правду. А это важная предпосылка для подлинной нормализации отношений и, как можно надеяться, для снятия напряженности, которая до сих пор осложняет взаимоотношения между ЕС и Россией.

Взрыв насилия в Киргизии такого повода для оптимизма не дает. Периодически возникающие беспорядки преследуют эту страну с 2005 года, когда в результате "тюльпановой революции" ее руководитель перестроечного периода был отстранен от власти. Вчера там был убит министр внутренних дел, а войска открыли стрельбу по демонстрантам в столице Бишкеке. В итоге более десятка человек погибло, и несколько  сотен получили ранения.

Что это - однодневная потасовка или нечто более глубокое? Так или иначе, это противостояние подчеркивает опасность и рискованность переходных периодов, которые еще предстоит пройти многим странам в Средней Азии. Двумя самыми крупными государствами этого региона – Узбекистаном и Казахстаном – до сих пор руководят пожилые руководители советской закваски. Поэтому, даже стремясь к развитию и расширению позитивных перемен, которые являются предвестницами более безопасного и стабильного мира, следует очень внимательно следить за теми беспорядками, которые, возможно, уже назревают в Средней Азии.