Начало было сделано в середине. Недалеко от шведского острова Готланд с борта специального судна «Castoro 6»  в воды Балтийского моря была спущена двенадцатиметровая труба весом 24 тонны. За ней последуют еще 200 000 таких же труб, цена каждой их которых составляет 15 000 евро, то есть столько же стоит малолитражный автомобиль. На морском дне будет производиться сварка до тех пор, пока из этих труб не составится трубопровод для транспортировки природного газа длинной в 1224 километра – вот это и будет российская труба, идущая на Запад. К отопительному сезону 2011 года по ней должен уже будет пройти первый газ. Всего в год будет перекачиваться 55 миллиардов кубических метров газа, что составляет более половины потребления этого вида сырья в Германии.

Для кремлевского газового гиганта Газпрома начало строительства трубопровода – это демонстрация силы. Наконец-то появится прямой канал экспорта природного газа, и можно будет избавиться от бесконечных ссор с неудобными соседями из-за транзита.

Прокладываемый через акваторию Балтийского моря трубопровод Nord Stream, хотя его строительство и начинается на год позже первоначально запланированного срока, окажет воздействие на систему газоснабжения Европы. Речь в данном случае идет о геополитике, а также о том, насколько глубоко проникнет Газпром на немецкую почву. В годы экономического бума газовый концерн еще попытался диктовать условия Европе – своему главному потребителю. В период экономического кризиса Газпрому пришлось сбавить обороты. Продажи в Европе сократились на одну десятую. В то время как Газпром продает газ преимущественно на основании долгосрочных контрактов с покупателями и по-прежнему привязывает цену на газ к цене на нефть, Европа стала все больше закупать этот вид топлива у альтернативных поставщиков. Русские поставили в прошлом году в Германию всего лишь 32 процента от общего потребления природного газа. В 2008 году российский газ составил 37 процентов от общего объема закупок.

Ставка при строительстве балтийского трубопровода сделана на высокие цены и растущие объемы продаж в Европе. И цена этой ставки высока – сначала Газпром исходил из стоимости строительства в пять миллиардов евро, но теперь речь идет о 7,4 миллиарда евро. Немецкие налогоплательщики через государственные гарантии совместно с итальянским экспортным кредитным страховщиком Sace обеспечивают 3,1 миллиарда евро. В конце концов Nord Stream – это частично немецкий трубопровод: концерну E.on Ruhrgas, а также компании Wintershall – дочке BASF – принадлежит по 15,5 процента активов управляющей компании Nord Stream AG.

Немецкое участие не ограничивается одним только владением пакетами акций. Компания Europipe из города Мюльхайм (Mulheim), производящая трубы, получила солидный заказ, объемом в 1,2 миллиарда евро. И даже в том месте, с которого и начинается путешествие природного газа, немцы проявляют заметную активность. На севере Сибири расположено  Южно-Русское месторождение природного газа, в разработке которого принимают участие E.on Ruhrgas и Wintershall, обладающие пакетами по 25 процентов минус одна акция. Таким образом, Южно-Русское месторождение превращается в своего рода заправочную станцию для балтийского трубопровода.

Тот факт, что этот трубопровод строится, хотя долгие годы против него выступали экологи и политики, - заслуга трех человек. Это Маттиас Варниг (Mattias Warnig), Владимир Путин и Герхард Шредер (Gerhard Schroeder). Варниг какое-то время был банкиром, а до этого трудился на секретную службу Stasi. Путин -  в настоящее время премьер-министр, до этого президент, а еще раньше сотрудник КГБ – оказал строительству политическую поддержку. С флангов их прикрывал бывший канцлер Шредер, возглавляющий совет акционеров Nord Stream.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), страны Европейского Союза в 2007 году потребили 526 миллиардов кубических метров природного газа. В 2030 году объем потребления возрастет до 619 миллиардов. В 2007 году импорт этого вида сырья составил 59 процентов, а к 2030 году он увеличится до 83 процентов. В связи с этим Газпром хочет увеличить свою долю на этом рынке с сегодняшних 26 процентов до 33 процентов к концу 20-х годов.

Эксперт в области природного газа Михаил Корчемкин – директор консультационной фирмы East European Gas Analysis – не согласен с этим и делает простой подсчет. Даже если российские экспортные поставки увеличатся на треть по сравнению с нынешним уровнем в 150 миллиардов кубических метров, то для этого никаких дополнительных экспортных маршрутов не требуется. «Уже существующие возможности по транспортировке составляют 200 миллиардов кубических метров. А после введения в эксплуатацию трубопровода Nord Stream к этому добавятся еще 55 миллиардов кубических метров». Останутся ли трубы незаполненными?  Конечно нет, подчеркивает Корчемкин. В крайнем случае тот газ, который сейчас проходит через Украину по наземным трубопроводам, будет просто перенаправлен. «Балтийский трубопровод не будет использоваться. Это политический проект».

Политика в российском газовом экспорте и раньше играла большую роль. После того, как Украина в результате проведенной там оранжевой революции отдалилась от Москвы, начались проблемы в торговле газом. Это постоянно приводило к недопоставкам энергоносителей в Западную Европу, которая получает 80 процентов от объема перекачиваемого через территорию Украины российского газа. По мнению эксперта в области природного газа Дмитрия Абзалова, Nord Stream не только политически мотивирован, но есть и экономические причины.  «Зависимость Газпрома от транзитных стран слишком велика», подчеркнул он. Кроме того, украинская газотранспортная система изношена, и для ее модернизации потребуются миллиардные инвестиции.

На находящийся в стадии строительства трубопровод Евросоюза Nabucco Россия отреагировала соответствующим образом. Ответ на проект Nabucco называется «Южный поток». Газпром разработал этот проект для транспортировки российского природного газа в Южную Европу, а также для того, чтобы сделать ненужным Nabucco. Однако затраты на его строительство оцениваются уже в 25 миллиардов евро. Газпром на своем сайте в Интернете приводит Nord Stream и «Южный поток» в качестве образцовых проектов, однако эксперты уже сомневаются в том, что российский концерн сможет взять в клещи Европу и поставлять газ сразу по двум новым трубопроводам.