Простого ужина недостаточно, чтобы исправить содеянное, несмотря ни на какие добрые намерения хозяина. 8 апреля после подписания в Праге нового договора СНВ по сокращению ядерных арсеналов с Дмитрием Медведевым, Барак Обама пригласил за свой стол одиннадцать глав государств и правительств Центральной и Восточной Европы. Это был своего рода жест уважения по отношению к тем кто, по большей части разочаровался в США: они недовольны прошлым пренебрежением к ним со стороны американского лидера.

Отсутствие Обамы на праздновании 20-летия падения Берлинской стены в октябре 2009 года не осталось незамеченным  в новой Европе. Еще больше критики вызвал его новый подход к России, представляющий ее как партнера, а не как угрозу. В глазах этих стран, которые привыкли опасаться угрозы с востока, такое решение выглядит более чем спорным.

Выбор Праги как места проведения церемонии был вдвойне символичным. Во-первых, год назад Барак Обама произнес здесь свою знаменитую речь о мире без ядерного оружия. Во-вторых, в январе 1994 года в чешской столице прошла встреча Била Клинтона с президентами Чехии, Словакии, Польши и Венгрии. Президент США говорил тогда о своих надеждах на появление "единой, демократической, процветающей, безопасной и свободной Европы".

Свое обещание он сдержал. Эти страны стали членами Североатлантического альянса и Европейского союза. Однако и здесь задули ветры разочарования, проявившиеся в июле 2009 года в открыто нелицеприятном письме Бараку Обаме, которое подписали в том числе бывший президент Литвы Валдас Адамкус (Valdas Adamkus) и бывшие лидеры Польши Лех Валенса (Lech Walesa) и Александр Квасьневский (Александр Квасьневский). В этом послании Вашингтону говорилось о "растущей нервозности в регионе". "Страны Центральной и Восточной Европы больше не занимают ключевого положения в американской внешней политике", - высказали свое недовольство авторы письма. Однако еще не все потеряно: развертывание ПРО в Польше и Чешской республике могло, по их мнению, стать "символом доверия и обязательств США в этом регионе".

С учетом всех этих ожиданий вам станет понятно, какой шок испытали 17 сентября 2009 года лидеры Чехии и Польши, когда ночью им позвонили из Белого дома и сообщили об отказе от проекта в его исходной форме. В Варшаве дата это сообщение вызвала особую горечь: оно прозвучало в день годовщины вступления в город советских войск в 1939 году. "Для нас этот проект представлял собой важную политическую инвестицию", - говорит подписавший письмо бывший вице-премьер Чехии Александр Вондра (Alexandr Vondra). "Мы обсуждали это с американцами на протяжении восьми лет и в течение двух лет уточняли детали договора. Мы могли бы понять изменение каких-то отдельных параметров, но не всей системы". Александр Вондра также напомнил, что Вашингтон уже год не может назначить нового посла в Чехии.

Тем не менее, "одного Обаму за это непонимание винить не стоит", - считает глава Центра либеральных стратегий в Софии Иван Крастев. "Некоторые европейские элиты никак не могут смириться с потерей своей значимости. Но правда в том, что звездный час Центральной Европы давно уже прошел".

При всем этом, равнодушие Америки касается не только ее союзников из новой Европы, уверен Директор Пражского института по изучению проблем безопасности Иржи Шнайдер (Jiri Schneider). "В глазах администрации Обамы Европа в целом все больше теряет свою важность для разрешения мировых проблем", - подчеркивает он. "Нет здесь и каких-либо серьезных внутренних проблем: прошло двадцать лет после окончания холодной войны и десять лет после завершения войны на Балканах. Континент стабилен, но не представляет большого интереса".

Страны Центральной и Восточной Европы рассчитывали на привилегированные отношения с США, историческим защитником демократических движений до 1989 года. В ответ они наплевали на единство ЕС и поддержали войну в Ираке, отправив туда сотни своих солдат. Советник президента Чехии Вацлава Клауса (Vaclav Klaus) Иржи Пейн (Jiri Payne) объясняет эти особые отношения с Америкой безуспешным стремлением к безопасности на протяжении всего XX века.

"В течение долгого времени Центральная Европа была своего рода вакуумом между Германией и Россией", объясняет он. "Гитлер расценил отсутствие защиты как приглашение. После Второй Мировой войны Сталин подумал то же самое и начал вторжение. После 1989 года вопрос нашей безопасности вновь стал актуальным. Мы обратились к США с просьбой сыграть роль защитника посредством НАТО. Однако проблема в том, что нас, как нам кажется, считают членами второго сорта, не обладающими теми же правами, что и все".

Так стал ли этот вечер в Праге, как считает Иван Кравцев, "прощальным ужином", на котором Вашингтон намеревался передать ответственность за будущее Старого света в руки ЕС? В виду отсутствия общеконтинентальной оборонительной системы, Центральная и Восточная Европа не хочет остаться беззащитной. Поэтому, несмотря на сохранившееся влияние США, ее элиты ориентируются сегодня на Вашингтон из прагматизма, оставив в прошлом былые иллюзии.