Эта статья написана специально для читателей ИноСМИ журналистом газеты Magyar Nemzet Габором Штиром.

 

Предстоящие 11 апреля выборы могут привести к историческому «правому повороту» в Венгрии. Согласно прогнозам, В.Орбан может вновь возглавить страну, а ФИДЕС – Венгерская гражданская партия - может одна получить голосов избирателей больше, чем ее соперники вместе взятые, и стать первой политической силой в стране со времени смены строя, которая получит две трети мандатов в Госсобрании, а значит, и возможность в одностороннем порядке – без поддержки других парламентских фракций – вносить изменения в Конституцию. На второе место может выйти еще одна правая партия: согласно результатам большинства опросов общественного мнения, радикальная партия «Самые правые» («Движение за лучшую Венгрию») может опередить правящую Венгерскую социалистическую партию (ВСП). Эти две партии могут рассчитывать на поддержку 15-20% избирателей. Есть шансы преодолеть пятипроцентный порог и пройти в Госсобрание и у либеральной партии «За альтернативную политику». Намеченный на воскресенье первый тур выборов может дать ответы на все важные вопросы, а второй тур, который будет проведен спустя две недели, может пройти без особой интриги.

Предстоящая смена правительства не вызывает сомнений, в силу чего предвыборная кампания изначально протекала в спокойном ключе. И все же Венгрии предстоит пережить одну из самых бурных избирательных кампаний. Как заметил авторитетный аналитик Петер Тёлдеши, эти выборы могут привести к началу новой эпохи в венгерской политике. ФИДЕС может изменить всю социальную модель, провал ВСП может привести к обновлению венгерских левых сил, а «Самые правые» заставляют давать ответы на очень серьезные вопросы. Нынешняя двухполюсная политическая система переживает этап радикальных перемен, двигаясь в направлении польской модели. С одной стороны, терпит крах формировавшаяся со второй половины 70-х гг. политика реформ в духе социализма, а вместе с ней и две соответствующие партии, управлявшая страной с 1994 г., за исключением четырех лет, ВСП и леволиберальная ССД («Союз свободных демократов»). В ходе кампании социалистов скандал сменялся скандалом. Для ВСП, которая из большой партии постепенно превращается в среднюю, задача на нынешних выборах сводится к тому, чтобы занять второе место, а в среднесрочной перспективе – недопущение раскола партии в течение предстоящего для неё периода обновления. В результате того, что в последнее время позиционирующий себя в качестве консервативной партии ВДФ («Венгерский демократических форум») и ССД, «цепляясь» друг за друга, вели беспринципную приспособленческую политику, эти две конкурирующие партии периода трансформации могут исчезнуть с венгерской политической сцены. Их место могут занять новые силы: две партии, представляющие противоположные фланги политического спектра и бросающие вызов существующей политической системе, «За альтернативную политику» и «Самые правые». Последняя, используя лозунг «двадцать лет за двадцать лет» выступает за наказание «коррумпированных политиков и цыганских криминальных элементов», преступает границы закона, а относящаяся к ней Венгерская гвардия, организующая шествия в нацисткой форме, запрещена решением суда. Данная партия пользуется наибольшей популярностью в среде разочарованных в нынешней политике молодых людей и в бедных восточных областях Венгрии, до сих пор отдававших предпочтение социалистам. Очевидно, наблюдающийся сегодня рост социальной поддержки партии «Самые правые» можно объяснить провалом государственной политики периода трансформации, в особенности, в последние два года, и в то же время – как также отмечает П.Тёлдеши – демонстрирует кризис общественной поддержки нынешней венгерской модели капитализма. Партию «Самые правые» вполне обоснованно осуждают за радикальные, не просто расистские заявления, ее «неоязычество» и за использование немыслимых в цивилизованном обществе приемов и риторики «трактирной политики», однако ее появление и «встраивание» в политкорректную дискуссию, несомненно, заставляет все остальные партии заново сформулировать свои позиции. С усилением радикальных настроений единственной силой на венгерской политической  сцене, способной сформировать правительство, остается ФИДЕС, постепенно превращающийся в центристскую партию. На предстоящих выборах ФИДЕС получит мандат на восстановление и обновление венгерской общественной модели, которая в течение длительного времени воспринималась в Центральной Европе как образец, а сегодня практически полностью утратила конкурентоспособность; искоренение разросшейся до невообразимых размеров коррупции и на восстановление стабильности венгерской экономики, которую после «попадания в пике» удалось удержать на плаву, благодаря «кредитной подушке» МВФ.

В данной ситуации, если вся полнота власти окажется в руках одной партии, то консерваторы, которые при этом будут нести и всю ответственность, смогут продолжить проводить прагматичный и гибкий  внешнеполитический курс, отвечающий нынешним позициям Венгрии в мире. На начальном этапе главная цель едва ли будет заключаться в чем-то другом, кроме содействия процессам стабилизации и роста, а также успешном проведении мероприятий, запланированных на период венгерского председательства в Евросоюзе во второй половине 2011 г. Как заявил кандидат на должность министра иностранных дел Янош Мартони в интервью Magyar Nemzet, в центре венгерской внешнеполитической стратегии он видит ЕС, в рамках которого Венгрия будет проводить свою центральноевропейскую политику, в основе которой будут венгеро-польские отношения. Я.Мартони подчеркнул приоритетное значение активизации трансатлантического сотрудничества, а также всеобъемлющее внутриполитическое обновление, которое является необходимым условием «укрепления тыла» эффективной национальной политики. Я.Мартони придает большое значение усилению экономического измерения внешней политики и в связи с этим повышенному вниманию Венгрии к Востоку. В этом отношении Россия, несомненно, займет ключевое место в венгерской внешней политике.

Наследство нового правительства противоречиво. В центральноевропейском регионе отношения Будапешта с Москвой самые лучшие (разве что после российско-словацких), однако вытекающие из этого возможности не были использованы, к тому же ситуация часто осложнялась внутриполитическими спорами последних восьми лет. После долгого, более чем десятилетнего перерыва, в 2002 г. благодаря усилиям П.Медьеши снова состоялась встреча на высшем уровне в Москве, что означало прорыв в отношениях, сильно охладевших после вступления страны в НАТО. После этого визита состоялось еще три встречи на высшем уровне, позднее, во время правления Ф.Дюрчаня, встречи были не менее частыми. Возобновление отношений ощущалось и в сфере внешнеторговых связей, так, объем венгерского экспорта вырос в несколько раз. Однако уже первая встреча П.Медьеши с В.В.Путиным вскрыла проблемы, суть которых была в том, что далеко не всегда улучшение двусторонних отношений использовалось на благо страны. Это хорошо видно на примере московского соглашения 2002 г. об урегулировании советского долга. Далее последовали далеко не всегда прозрачные приватизационные соглашения. Ничто не показывает это лучше, чем проблемы компаний MOL и Malev, возникшие в конце восьмилетнего периода правления социалистов. Положение усугублялось тем, что Ф.Дюрчань, хотя и ощущая возрастающее давление на свое правительство со стороны США, настолько решительно встал на сторону российского проекта в споре «Южного потока» и «Набукко», что сделал свою и без того запутанную внешнюю политику еще более неопределенной и не использовал возможностей венгеро-российских отношений.

В мировой прессе Венгрия стала «пророссийской», но не смогла извлечь существенных политических и экономических дивидендов из, в общем-то, разумной политики открытости.

В преддверии выборов, ФИДЕС также пытается создать себе имидж политической силы, способной управлять страной, сглаживая не раз звучавшую во времена их пребывания в оппозиции антироссийскую риторику, демонстрируя открытость Москве. Осенью прошлого года В.Орбан принял участие в съезде партии «Единая Россия» в Санкт-Петербурге, где встретился с В.В.Путиным, после этого прорыва контакты стали намного более плотными. ФИДЕС обращает свой взор на восток, поскольку для роста венгерской экономики нужны новые экспортные рынки, и их партия ищет в первую очередь. ФИДЕС стал более открытым и в отношении российского капитала, желая, однако, сохранить влияние государства в таких крупных региональных, в том числе транснациональных, венгерских компаниях, как MOL, OTP и Gedeon Richter. Так, конечно же, придется найти какое-то решение по поводу покупки «Сургутнефтегазом» 21,2% акций «МОЛа». В.Орбан собирается отстаивать венгерские интересы более решительно, чем Ф.Дюрчань, в то же время обещая более прагматичные отношения, предлагая больше доверия. Весьма вероятно, что тендер на модернизацию и расширение АЭС «Пакш» выиграют российские инвесторы. В последние годы в венгерской внутренней политике вопрос о предпочтении «Набукко» или «Южного потока» перерос в то, что кандидат на пост министра иностранных дел обозначил в качестве первоочередного интереса Венгрии сокращение зависимости от углеводородов. Сюда относится освоение возобновляемых источников энергии, модернизация производства атомной энергии с возможностью расширения мощностей. Что касается углеводородов (газа и нефти), то, по мнению Я.Мартони, нужно диверсифицировать как источники поставок, - это «Набукко», так и их маршруты – это «Южный поток». По его словам, ФИДЕС «не противопоставляет два проекта, однако не подлежит сомнению, что диверсификация источников важнее, чем диверсификация маршрутов». «Набукко» остается очень важным проектом, но в данном случае мы также хотели бы принять участие и в строительстве «Южного потока», и это не идеологический, а вполне конкретный экономический вопрос» – добавил он. По сравнению с опытом прошлых лет, это намного более прагматичный подход, лишенный идеологической нагрузки.

На таких же принципах прагматизма будут строиться и политические отношения. Так, Будапешт в знак исторической дружбы, укрепления евроатлантического и центральноевропейского сотрудничества будет развивать отношения с Варшавой, хотя это вовсе не значит, что Венгрия со всей широтой души будет следовать в русле восточной политики Польши. Еще и потому, что для Венгрии первоочередными внешнеполитическими приоритетами, помимо политики добрососедства в Центрально-восточной Европе и поддержки венгров за границей, являются Западные Балканы. Большие потрясения в венгеро-российских отношениях маловероятны, поскольку все три крупнейших партии в следующем венгерском парламенте в своих внешнеполитических программах считают точкой прорыва укрепление связей с востоком.