- Что могло стать причиной катастрофы под Смоленском?

- Чтобы летать безопасно, необходимы четыре вещи: машины, которые поддерживаются в соответствующем состоянии, соответствующий экипаж, оборудованный аэродром и благоприятные атмосферные условия.

- Известно, что атмосферные условия были неблагоприятными. А как со всем остальным?


- В военной авиации у нас огромные проблемы с обучением. Летная школа в Демблине (Dęblin) напоминает музей, а летчики, особенно те, кто не летает на  F-16, имеют мало часов налета. О том, что в ВВС Военно-морского флота летают по 30-40 часов в год, неоднократно сообщалось в СМИ, а минимум – это 120-140 часов.

После катастрофы в Мирославце (23 января 2008 года – прим. пер.) в военных структурах должно было случиться землетрясение, однако ничего подобного не произошло. Некоторые из людей, которые несли ответственность за ту катастрофу, даже получили повышение и стали генералами. А наказаны были пешки.

Не будем при этом забывать, что гражданских летчиков обучают, делая основной упор на безопасность. Военных же обучают для полетов в военное время, то есть, здесь допускается повышенный риск. В полетах с VIP-персонами это может привести к несчастью. Достаточно вспомнить аварию вертолета,  на борту которого был премьер-министр Лешек Миллер (Leszkiem Millerem). Уже тогда, мягко говоря, уровень риска был значительно превышен. И выводов сделано не было.

- Значит, все же первых лиц государства обслуживают не лучшие из лучших?

- Никто не горит желанием летать в 36-м Специальном полку, который перевозит VIP-ов. Когда-то туда было сложно пробиться. Сейчас летчики и техники получают там сопоставимые деньги с теми, кто летает, например, на обычных транспортных самолетах "Bryza". Конечно, они получают премии, но очень небольшие. Для сравнения: военный летчик может заработать от 3-х до, максимум, 5-ти тысяч злотых (30-50 тысяч рублей – прим. пер.), а в компании LOT заработки составляют от 10 до даже 40 тысяч злотых в месяц. Такой же разрыв зарплат и у персонала, занимающегося техническим состоянием машин. А хорошие специалисты без труда находят себе работу вне армии. 

- Были ли 20-летний Ту-154-М Lux безопасным самолетом?


- Развитие событий в катастрофе под Смоленском идентично тому, что произошло в Мирославце. Только там разбился один из самых современных в мире транспортных самолетов CASA C295M. Так что, в этом случае нет повода перекладывать вину на самолет. Больше зависит от экипажа.

Напомню, ведь никто не летает опасными самолетами. Модернизированные польские Ту-154-М обошлись в 70 млн. злотых. Это один из самых безаварийных самолетов в нашем военном флоте, его коэффициент отказа – на уровне современных самолетов, в отличие от Як-40, который под Смоленском сел нормально.

- О причинах аварии мы наверняка узнаем, когда обломки изучит специальная комиссия. Какие еще выводы следуют из этой катастрофы?


- Эта катастрофа демонстрирует слабость нашего государства, многих его структур и процедур. Уже после катастрофы в Мирославце, где погибло много высокопоставленных военных, начали думать о том, сколько важных персон может находиться в одном самолете. Сейчас погибли главнокомандующие всех родов войск. Не было сделано никаких выводов. К сожалению, Министерство обороны уже не первый год придерживается принципа оторванной от действительности пропаганды успехов.

Если министр обороны Богдан Клих (Bogdan Klich) не подаст в отставку, или не будет в отставку отправлен, это будет скандал, а мы будем ждать очередных катастроф. Именно Клих несет ответственность за регресс обучения в армии. В последние годы произошло рекордное количество летных катастроф (недавно несколько пилотов погибли при крушении самолета "Bryza", другой пилот погиб при крушении вертолета Ми-24), а обстоятельства этих аварий свидетельствуют об огромном уровне безответственности командующих и политиков. Клих также несет ответственность за блокирование закупок на открытых аукционах самолетов для VIP-персон или учебных машин.