Мало кто из бывшего военного руководства США может похвастаться более непосредственным опытом участия в миротворческой акции на Балканах, чем Уэсли Кларк (Wesley Clark), бывший  во время косовского кризиса верховным главнокомандующим ОВС НАТО в Европе. Сейчас Кларк, уже вышедший в отставку, руководит консалтинговой группой Wesley K. Clark Associates в городе Литтл Рок, штат Арканзас. Корреспондент RFE/RL Николас Крастев встретился с бывшим командующим НАТО в Азиатском обществе в Нью-Йорке. В ходе интервью, затронувшем широкий круг вопросов, Кларк высказал своё мнение о проблемах, стоявших перед регионом тогда и стоящих теперь.


RFE/RL: Военная операция НАТО 1999 года в Косове проводилась как гуманитарная миротворческая акция – с целью спасения этнической группы, находящейся под угрозой истребления. И до сих пор эта акция подвергается более резкой критике, чем другие, чисто военные операции НАТО. Как вы могли бы это объяснить? 

Уэсли Кларк: Ну, в 1999 мы начали эту операцию, потому что можно было ожидать, что вот-вот снова повторится знакомый сценарий этнической чистки на Балканах. Именно это повторение и заставило НАТО перейти к активным действиям. Это не то чтобы была гуманитарная акция – это была акция по предупреждению гуманитарной катастрофы, которая разворачивалась на наших глазах.


- Косово сегодня – вероятно, одно из самых мрачных мест в Европе: безудержная коррупция, отчаянная нищета, торговля наркотиками и межэтническая напряженность. Как вы полагаете, была ли оправдана акция, предпринятая в 1999 году, если она, в конечном итоге, привела к этой ситуации?


- Тогда, в 1999, это было необходимо, чтобы не допустить очередной этнической чистки среди сербов, которая разожгла бы пожар на Балканах, и тогда неудачу потерпели  бы обе наши миссии, в Боснии и в Македонии. Поэтому – да, оправдана. Оглядываясь в прошлое 11-летней давности, я полностью «за» - мы тогда поступили правильно.


- Лидер боснийских сербов, Милорад Додик (Milorad Dodik), не был союзником Радована Караджича (Radovan Karadzic) во время войны 1990-х, однако он воспринял идеи последнего об исключительности сербского народа. За его идеями не стоит югославская армия, но всё же он сейчас успешно дестабилизирует Боснию и угрожает расколом. Можно ли максимально облегчить путь Боснии в НАТО и, если да, - поможет ли это спасти страну от дестабилизации?


- Я не думаю, что вступление Боснии в члены НАТО способно изменить внутренние процессы в этом регионе; мне кажется, боснийцам следует признать, что прошлое - это прошлое, а сейчас нужно смотреть в будущее. Босния занимает очень мало места на карте Европы; её жители лишены всякой экономической перспективы, их дети и внуки не могут рассчитывать на такое будущее, какое есть у молодежи во всей остальной Европе; естественно, Боснии нужно двигаться вперед.


- Можно ли с уверенностью полагать, что присоединение к европейским учреждениям поможет достичь стабильности?


- Как это уже получилось у Хорватии, Венгрии, Румынии, Албании – ну да; наша надежда на то, что однажды сможет присоединить и Сербия, однажды сможет присоединиться и Босния, кажется вполне логичной. Для этого нужно только много работать: работать политическим лидерам этих стран; работать их народу, которому предстоит сформировать таких политических лидеров и такие политические институты, которые соответствовали бы идеалам Европейского Союза и НАТО. Эта работа сейчас идёт.


- Что касается возможного вступления Сербии в европейские учреждения: многие считают, что этому не бывать, пока генерал Ратко Младич (Ratko Mladic) не будет арестован и не предстанет перед судом в Гааге. Как, по вашему мнению, оправдан ли сейчас риск, сопряженный с арестом генерала Младича: в частности, риск задеть национальные чувства сербов?


- Я думаю, что Ратко Младича обязательно нужно призвать к ответу. Он был участником множества военных преступлений, системы военных преступлений в Боснии, в том числе, причастен к убийству мусульманских мужчин и мальчиков в Сребренице. Судить его необходимо. И сербский народ должен это понять и поддержать.


- Не причинит ли арест Ратко Младича больше вреда, чем пользы, в смысле умонастроения сербов?


- Не думаю, что это должно каким-то образом задевать национальное чувство сербов; в Сербии, думаю, найдётся немало людей, понимающих, что натворил Младич. Эти люди ждут, чтобы правительство и выбранные официальные лица сделали необходимые шаги, которые раскроют перед Сербией будущее.


- В своё время много говорили об отказе британского генерала Майка Джексона (Mike Jackson) выполнить ваш приказ задержать русский батальон, следующий в Приштину 12 июня 1999 года ; можно ли действительно считать это эпизод невыполнением приказа в военное время, как это звучало тогда? Что там произошло на самом деле?


- Не было там никакого невыполнения приказа. Он видел ситуацию иначе, не так, как я. Его поддержало руководство его страны – так работает НАТО. Не было невыполнения приказа; была, может быть, чрезмерная эмоциональная реакция со стороны британского генерала, но это нельзя назвать невыполнением приказа.


- Во время президентской предвыборной компании в 2004 году генерал Чью Шелтон (Hugh Shelton), говорят, заявил, что никогда не стал бы за вас голосовать, заботясь о своей «морали и репутации». Он не уточнил, что имеет в виду, а что вы об этом думаете?


- Я не понял, о чём это он, а он не уточнил. Не знаю, что он хотел этим сказать. Это был его личный выбор, он поддерживал другого кандидата.


- Я вырос в коммунистической стране, в Болгарии, у нас была обязательная двухлетняя военная служба, и там нас учили, что главный враг – это американцы. Офицеры часто говорят, что солдат всегда остается солдатом. Вот вы отслужили в армии 34 года, а теперь уже десять лет как штатский человек. Вы не скучаете по военной жизни?


- Я по многому в своей жизни скучаю. Мне не хватает моих добрых друзей в Европе, в том числе в Болгарии. Но, знаете, жизнь – это река; ты живешь, а она все время меняется и меняет тебя. Одно из замечательных преимуществ западного общества – оно всегда оставляет человеку возможность развиваться, адаптироваться, расти. Я очень ценю свой военный опыт и горжусь своей службой в армии США, своей работой в НАТО. Но и теперь я очень активен – как бизнесмен; к тому же я преподаю. Я сейчас живу полной жизнью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.