Москва. Расследование причин крушения польского президентского самолета продолжилось в понедельник, в то время как родственники погибших прибывают в Москву для проведения опознания тел. Однако официальные лица заявляют о том, что процесс опознания будет сложным, так как многие тела сильно обгорели или были повреждены.

«Это непростая процедура, - заявила в Москве министр здравоохранения Польши Ева Копач (Ewa Kopacz). -  Во многих случаях тела жертв крушения можно будет идентифицировать только при помощи генетический экспертизы».

В России понедельник был официально объявлен днем траура по погибшим, а президент Дмитрий Медведев посетил польское посольство в Москве и выразил свои соболезнования.

Следователи, судя по всему, сосредоточили свое внимание на том, почему пилот в субботу утром не выполнил указаний наземной диспетчерской службы и не отказался от попыток совершить посадку в западной части России.

Расследование может привести к еще более сложному вопросу: не пытался ли кто-нибудь заставить пилота совершить посадку для того, чтобы польская делегация не опоздала на памятную церемонию в катынском лесу, где более 20 000 польских офицеров и других людей были зверски убиты Советами во время Второй мировой войны.

Специалисты обнаружили голосовой черный ящик, однако  в воскресенье расшифровки переговоров между пилотами и диспетчерской службой не были опубликованы. Тем не менее, основное внимание было уделено психологическому состоянию пилота в связи с предыдущим эпизодом, в котором принимал участие президент Лех Качиньский, погибший при крушении вместе со многими другими высокопоставленными правительственными чиновниками и военными.

По сообщениям средств массовой информации, в августе 2008 года во время короткой войны России с Грузией господин Качиньский вступил в спор с пилотом самолета, направлявшегося в грузинскую столицу Тбилиси. Господин Качиньский требовал, чтобы пилот совершил посадку, несмотря на сложные метеоусловия, однако летчик отказался это сделать и посадил самолет в соседнем Азербайджане.

Как сообщает польская газета Dziennik, господин Качиньский угрожал принять меры против пилота. «Если кто-то решил стать летчиком, то он не может быть робким, - заявил  Качиньский. – После возвращения домой мы займемся этим вопросом».

После этого пилот не получил никакого дисциплинарного взыскания и был награжден медалью за свою работу.  Однако министр обороны признался позднее, что в результате этого инцидента летчик стал страдать от депрессии.

Бывший президент Польши Лех Валенса заявил в интервью газете Gazeta Wyborcza в конце прошлой недели, что пилоты в такой ситуации часто принимают во внимание мнения находящихся на борту правительственных чиновников.

«Если есть какие-то сомнения, летчики обращаются к руководителям и спрашивают относительно их решения, и только после этого предпринимаются дальнейшие шаги, - подчеркнул он. – Иногда командир корабля принимает решение самостоятельно, даже вопреки рекомендациям. Пока мы еще не знаем, что произошло, так что пусть сначала нам все объяснят эксперты».

Официальные лица как России, так и Польши принимают участие в расследовании причин катастрофы, в результате которой погибли 96 человек. По предварительным данным,  самолет находился в исправном состоянии, хотя это и был советский лайнер «Туполев», построенный 20 лет назад.

Представители прокуратуры,  судебно-медицинские эксперты и специалисты по крушениям самолетов проводят работу в Москве, а также на месте аварии в городе Смоленске.

В выходные дни  российское правительство, кажется, сделало все возможное для того, чтобы продемонстрировать свое сочувствие в связи с катастрофой и решимость провести всестороннее расследование, и это было хорошо воспринято в Польше. У двух стран отношения уже давно складываются непросто, хотя они и улучшились в последнее время.

Российский премьер Владимир Путин в воскресенье прибыл в Смоленск на церемонию отправки тела господина Качиньского в Польшу.  Российские солдаты с красно-черными повязками на рукавах несли гроб с телом, а оркестр в это время исполнил государственные гимны Польши и России.

Господин Путин и польский посол в России положили букеты красных цветов рядом с гробом, а покрывавший его красно-белый польский флаг в это время  слегка развевался на ветру. Затем польский почетный караул перенес гроб на борт военного самолета.

В Смоленске господин Путин также провел совещание с руководителями министерства по чрезвычайным ситуациям и представителями правоохранительных органов, и репортаж об этом был передан по российским телеканалам.

Глава следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин  сообщил господину Путину о том, что, согласно предварительным результатам расследования, причиной крушения стала ошибка пилота. «Пилот был проинформирован  о сложных погодных условиях, однако он принял решение совершить посадку», подчеркнул Бастрыкин.

Российские официальные лица заявили в субботу, что авиадиспетчеры несколько раз советовали летчикам не совершать посадку, ссылаясь на сильный туман. Они предупредили также о том, что самолет слишком сильно снизился и рекомендовали совершить посадку на другом аэродроме.

В воскресенье на российском сайте Lifenews.ru было опубликовано интервью с человеком, который был представлен как авиадиспетчер этого аэропорта. Он заявил,  что пилот после нескольких попыток дал понять, что он хочет еще раз попытаться совершить посадку.

«Он сказал, что, если он не сможет совершить посадку, по направит самолет на запасной аэродром»,  заявил авиадиспетчер.

Кроме того, авиадиспетчер сообщил, что как раз в тот момент, когда у пилота запросили данные о высоте, была потеряна связь самолета с диспетчерским центром.

По мнению Марка Розенкера (Mark Rosenker) - бывшего председателя Национального совета по безопасности на транспорте (National Transportation Safety Board) Соединенных Штатов, а также генерал-майора ВВС в отставке,  -  тот факт, что самолет сделал несколько попыток совершить посадку, свидетельствует о том, что «эти ребята действительно  хотели выполнить свое задание любой ценой».

Господин Розенкер возглавлял военное управление Белого дома (White House Military Office) во время правления президента Джорджа У. Буша и поэтому отвечал за организацию поездок президента.

Он сообщил в воскресенье, что пилот мог бы действовать в соответствии указаниям авиадиспетчеров. Но если бы он так сделал, то «ему надо было бы тогда объяснить определенным людям, почему он принял решение совершить посадку в другом месте».

И это было бы непросто, подчеркнул господин Розенкер.

Михаль Пиотровский (Michal Piotrowski) в Варшаве, а также Мэттью Уолд (Matthew L. Wald) в Вашингтоне приняли участие в работе над этой статьей.