Обновление стратегической концепции означает для НАТО гораздо больше, чем простое интеллектуальное усилие. Речь идет о войсках, союзниках и ядерных боеголовках. Перед министрами иностранных дел 28 стран, членов Северо-Атлантического блока, собравшимися в Таллине на заседание, которое продлится сегодня и завтра, на повестке дня три основных вопроса: пересмотр задач и структур блока, прием в НАТО Боснии и отношения с Россией, разрешение вопроса об атомном оружии, все еще находящемся на территории Европы. Мысль о трудной ситуации в Афганистане не позволяет министрам терять время в разговорах.

По первым трем вопросам после встречи в Таллине состоится конференция глав государств и правительств в Лиссабоне в ноябре. Следовательно, в Эстонии дискуссия начнется, но не приведет к принятию конкретных решений. Вопрос же о ситуации в Афганистане как нельзя более конкретный.

Генерал Стенли Мак-Кристал представит результаты десяти месяцев работы: он будет говорить о том, сколько афганских полицейских необходимо подготовить в каждой провинции к определенному сроку, и том, сколько для этого понадобится инструкторов.
Необходимо добиться запланированных результатов, чтобы потом без сбоев перейти к речи о «максимальных системах». В штабе НАТО в Брюсселе все говорят об «осторожном оптимизме». План Мак-Кристалла, командующего миссией Isaf (Международные силы содействия безопасности в Афганистане), начинает приносить плоды, а самого генерала очень ценят. «Он работает с шести утра до поздней ночи», - рассказывают те, кто сотрудничал с ним. Скоро начнется новое наступление, чтобы установить контроль над южными провинциями страны. «Однако речь не идет об операции, подобной D-day или Апокалипсис сегодня, с войсками, которые падают с неба», - сообщает газете «Европа» источник в НАТО. Планируется серия мини-операций совместно с местным управлением и старейшинами деревень, в которых гражданский аспект будет не менее важным, чем военный. Цель - изолировать террористов и обеспечить Афганистану власть национального правительства. В Таллине военное командование обратится к странам-членам НАТО с просьбой дать больше инструкторов. В военном отношения требования Мак-Кристалла уже выполнены, но подготовка афганских полицейских и военных - процесс, который требует огромных затрат (11 миллиардов долларов к настоящему моменту). Италия уже послала двести инструкторов-карабинеров и намерена послать еще столько же; новых  требований к нашей стране не ожидается.

«Полный успех нашей миссии в Афганистане, - сказал нам Иво Даалдер, американский посол в НАТО, - зависит от способности афганских вооруженных сил и полиции обеспечить безопасность страны. Если они не справятся с этой задачей, единственная возможность уберечь страну от хаоса - это наше вмешательство». Между тем, президент Обама объявил о намерении начать вывод войск летом 2011 года. «Однако начало вывода не означает его немедленное окончание. Сроки окончательного вывода не определены и будут зависеть от местной обстановки», - заключил посол. Официальное лицо комментирует: « Это все равно, что обучать кого-либо езде на велосипеде. Если ты его отпустишь слишком рано, он упадет. Но если ты в нужный момент не предоставишь ему свободу, он никогда не научится».

Миссия в Афганистане уже вышла из рамок только военного наступления. Следовательно, новое НАТО занимается также и национальным строительством? На жаргоне это называется «стратегической концепцией». Эта концепция осталась прежней с 1999 года, еще до событий 11 сентября и Афганистана, то есть целую эпоху тому назад. Комиссия «двенадцати мудрецов» во главе с бывшим государственным секретарем Мадлен Олбрайт трудится над разработкой реформы. Двенадцать человек, среди которых итальянец Джанкарло Арагона, были выбраны не в качестве представителей, продвигающих интересы своих стран, а как люди, высказывающие свои собственные идеи. Однако национальные точки зрения более или менее известны. Соединенные Штаты (а также Франция и Германия) хотят, чтобы НАТО реагировала на все животрепещущие вопросы дня: от терроризма до энергетики. Так, генеральный секретарь, датчанин Андерс Фог Расмуссен представляет себе НАТО как «центр обсуждения всех вопросов безопасности». Некоторые обвинили его в желании играть роль мирового «полицейского». Другие же готовы заниматься в НАТО вопросами изменения климата: и действительно, таяние ледников представляет собой стратегический риск для северной Европы. В то же время Польша и прибалтийские страны придерживаются традиционной точки зрения на роль НАТО как щита против угроз Москвы. И наконец, Россия. Отошения с Кремлем вернулись к тем, которые были до кризиса в Грузии. Расмуссен настаивает на необходимости воспользоваться благоприятным моментом: интересы России и Запада совпадают по вопросам терроризма, это повод для сотрудничества, который, возможно, и не представится в дальнейшем. Совместные действия необходимы, даже при том, что восточная Европа  в очередной раз крутит носом.

Итак, НАТО Расмуссена смотрит за свои пределы. А есть еще точка зрения на роль НАТО Барака Обамы, который хочет диалога с Китаем и Пакистаном. С этой точки зрения опыт в Афганистане очень важен: Isaf представляет собой миссию, в которой участвуют не только 28 стран-членов блока, но и другие 18 стран. Босния-Герцеговина внесла свой символический вклад в виде 10 военных; расширение участия в афганской проблеме могло бы стать первым шагом в направлении создания евроатлантических структур.

Нет ощущения, что в Таллине могут возникнуть возражения против процесса сближения с бывшей югославской республикой. Гораздо более горячей ожидается дискуссия по вопросу  атомного оружия, выдвинутому Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым, подписавшими договор о сокращении ядерных арсеналов. Из пяти европейских стран, согласившихся разместить на своей территории ядерные боеголовки, Германия под руководством Ангелы Меркель теперь настаивает на выводе их с территории Европейского континента. Президент США, благосклонно смотрящий на решение проблемы в отдаленном будущем, все же не склонен к немедленному выводу ядерных арсеналов из Европы. Посол Даалдер поясняет: «Ядерное оружие - это проблема, которую должны решать совместно все 28 стран, а не одна». То есть необходимо единство. Министры обсудят вопрос в Таллине, но путь к полному соглашению еще долог.