Во вторник лидеры России и Норвегии разрешили длившийся 40 лет спор о разделе Баренцева моря и части Северного ледовитого океана на четкие экономические зоны, доходящие до края северного континентального шельфа Европы. Это соглашение может означать, что скоро в этом большом и потенциально прибыльном регионе начнется разведка нефти и газа.

«Я просто рассчитываю на то, что появится большее количество проектов, в том числе, например, в энергетической сфере», - заявил на пресс-конференции президент России Дмитрий Медведев. Соглашение еще должны ратифицировать законодательные органы обеих стран.

Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), заметил, что речь идет о демонстрации доброй воли перед лицом растущего международного беспокойства по поводу того, кто будет контролировать арктическое океанское дно, на котором, по некоторым оценкам, находится четверть неразведанных мировых запасов ископаемого топлива.

«Договор о демаркационной линии очень важен и подчёркивает, что Норвегия и Россия – два крупных государства в Арктическом регионе. Это не политика «бега наперегонки», а сотрудничество для достижения общих результатов», - заявил он.

Когда российские ученые установили в 2007 году флаг на дне под Северным полюсом, казалось, что началась «арктическая гонка», и что северные страны ввязались в агрессивную борьбу за право разрабатывать ранее недоступные месторождения.

Директор норвежского исследовательского института Ocean Futures Вилли Остренг (Willy Ostreng) заявил, что тот факт, что договоренность основывается на международном праве и двусторонних переговоров, предвещает хорошую перспективу для разрешения будущих конфликтов на Крайнем Севере между другими странами, которые могут начать активнее проявлять интерес к судоходным путям и нефтяным месторождениям региона, если полярные ледяные шапки будут продолжать отступать из-за потепления.

«Перед нами образцовый пример того, что может в будущем происходить в Арктике», - считает г-н Остренг.

Россия и Норвегия граничат на северной оконечности Европы. Новое разграничение продлевает наземную границу за острова Баренцева моря на акваторию Северного ледовитого океана, хотя точную протяженность границы в северном направлении лидеры не указали.

Обычной практикой в других местах мира было проводить морские границы посредине между двумя берегами, и Норвегия 40 лет требовала именно этого, беря в качестве точек отсчета на западе свой архипелаг Шпицберген, а на востоке российские архипелаги Новая Земля и Земля Франца-Иосифа.

Россия в свою очередь настаивала на «границе по меридиану», более-менее напрямую продолжающей сухопутную. Это дало бы ей лишние 67000 квадратных миль экономического пространства, что примерно соответствует площади норвежского сектора Северного моря, нефтяные ресурсы которого сделали Норвегию богатой страной.

По словам г-на Столтенберга, линия, проведенная во вторник, делит спорную область приблизительно пополам. Это означает, что она все равно пролегает значительно ближе к норвежским островам, чем к российским. Считается, что она может проходить через ряд нефтяных и газовых месторождений, обнаруженных в восьмидесятые русскими с помощью сейсморазведки.

«Обе стороны считают, что спорная область содержит богатые залежи минеральных ресурсов, в особенности нефти и газа, - заявил г-н Остренг. – Однако точно они этого не знают. А в ситуации неуверенности страны обычно действуют так, как если бы речь шла об исключительно богатой области. Отказываться от стратегических ресурсов всегда трудно».

Представитель международной экологической организации Greenpeace заявил, что он был шокирован тем, что два лидера заговорили о разведке нефти и газа сразу же, как только определились с границей.

«То, что они в первую очередь заговорили не о глобальном потеплении, благодаря которому этот регион внезапно стал доступен, а о добыче ресурсов, наглядно свидетельствует о жадности России и Норвегии, - утверждает глава норвежского отделения организации Трулс Гуловсен (Truls Gulowsen), - Эта часть планеты требует особенно осторожного обхождения. Во многих местах она покрыта льдом, а технологий очистки льда от пролитой нефти и химикатов не существует».

Геологи полагают, что восточная часть Баренцева моря, экономические права на которую принадлежат России, вероятно, намного богаче нефтью и газом, чем норвежский сектор, хотя норвежцы обогнали соседей, начав добычу на месторождении «Белоснежка» в западной части моря. Этот опыт позволил норвежской компании Statoil предложить российскому государственному газовому гиганту «Газпрому» помощь в разработке огромного Штокмановского месторождения, расположенного в глубине российской акватории. Однако низкие цены на газ заставили стороны отложить этот высокотехнологичный проект.

На встрече стран Арктики, проходившей в прошлом месяце в Канаде, министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стере (Jonas Gahr Store) был явно недоволен упорным нежеланием России проводить морскую границу на равном расстоянии между островами. Многие СМИ процитировали тогда его высказывание о том, что Россию все еще нельзя назвать «стабильным и предсказуемым государством».

В прошлом две страны не раз сталкивались из-за прав на ловлю рыбы и практик рыболовства в изобилующем треской Баренцевом море. Однако в последние годы Россия и Норвегия совместно разрабатывали общую систему управления рыболовством. Таким образом, по мнению г-на Остренга, хотя новая демаркационная линия внесет в вопрос дополнительную ясность, по большому счету сложившихся практик рыболовства она не изменит.

Спорная акватория считается открытым морем, подчеркивает он, поэтому, где бы ни прошла граница, это не скажется на маршрутах военных кораблей и торговых судов.