НАТО – расколотый альянс. Он разделен на два лагеря – «европеисты» и «глобалисты». Чтобы стать значимым документом, новая стратегическая концепция НАТО должна в конечном итоге, помочь справиться с этим расколом. «Европеисты» считают НАТО организацией, которая должна обеспечивать мир и стабильность в Европе. «Глобалисты», убеждены, что НАТО следует продолжать превращаться из оборонительного альянса, рассчитанного на ответные действия, в структуру по управлению рисками, способную действовать на упреждение. Расхождения между двумя сторонами велики, но если НАТО хочет сохранить жизнеспособность в 21 веке, ей придется их примирить. Однако для того, чтобы альянс мог двигаться вперед, необходимо понять, как он дошел до такой ситуации.

Во времена холодной войны задача НАТО была очевидна – защита территории Североатлантического сообщества от советской агрессии. Однако у альянса была и еще одна жизненно важная функция - он помогал демократизировать Европу. Сейчас все привыкли к тому, что НАТО объединяет государства, разделяющие демократические ценности, однако в 1940-х годах, в ряды рассчитанного на защиту демократии альянса входили несколько недемократических стран: Португалия, Испания, Греция и Турция. Однако за время холодной войны эти страны усвоили нормы НАТО, и это помогло демократии постепенно в них укоренить.
 
В 1990-е годы эта демократизация стала основной парадигмой НАТО. Чтобы укрепить мир и безопасность в Европе, администрация Клинтон добивалась «распространения демократии». Беспокоясь из-за медленного расширения Европейского сообщества и недостаточных успехов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, президент Билл Клинтон подтолкнул НАТО принять в свой состав новые демократические государства Центральной и Восточной Европы. Это было не самое худшее решение, так как оно позволило альянсу закрепить за собой территории бывшего соперника – Варшавского договора. Однако именно этот подход заложил основания для нынешнего раскола на «европеистов» и «глобалистов», окончательно оформившегося после того, как теракты 11 сентября изменили расклад в сфере безопасности. Чтобы справиться с новыми вызовами мировой безопасности и избежать новых рисков оказалось необходимым действовать по всему миру. НАТО не могла больше оставаться «просто» региональным альянсом.
 
К несчастью, во время этого переломного момента в США правила администрация Джорджа Буша, практически не имевшая времени для НАТО и совершенно не осуществлявшая стратегического руководства. Ни в одной из речей президента Буша за восемь лет не было представлено четкой концепции будущего НАТО; и это не удивительно, если учесть, что большинство членов команды Буша в отличие от Уинстона Черчилля не считали, что «хуже, чем иметь союзников, только их совсем не иметь».
 
Сегодня, альянсу нужно нечто большее, чем хвалебные слова и харизматический президент США. Трудность, в частности, состоит в том, что Экспертный совет НАТО по выработке стратегической концепции, возглавляемый Мадлен Олбрайт, должен учитывать концепции «проблем и рисков в сфере безопасности» 1991 и 1999 года. Это крайне аморфные концепции, охватывающие целый ряд вопросов. В итоге может получиться так, что НАТО придется быть сразу всем и для всех. Между тем, сейчас альянс завяз в прошлом веке, и рекомендации Экспертной группы Олбрайт должны подтолкнуть его вперед.

Найти баланс между чаяниями «глобалистов» и «европеистов» вполне возможно, и в этом аспекте фокусироваться на действиях в условиях кризиса и разработке резервных вариантов – вполне неплохой подход. Он предполагает синтез разведки и военного планирования и долговременного политического планирования для решения разведывательных и военных проблем. Это позволило бы НАТО лучше приготовиться к таким эпизодам как российское вторжение в Грузию, а также к преодолению прочих возникающих в Европе политических трудностей. НАТО уже развивается именно в этом направлении, и Экспертная группа Олбрайт могла бы поддержать эту тенденцию, сделав акцент на роли солидарности. При этом ее позиция должна быть пронатовской, но не антироссийской. Следует дать понять, что НАТО готовится решать проблемы безопасности в Европе, не настраивая против себя Россию.

После выхода в свет доклада Олбрайта, Вашингтону следовало бы сфокусироваться на трех направлениях: 1) пересмотр роли НАТО в стратегии США; 2) развитие нового диалога о сотрудничестве между США и Европой по ключевым вопросам мировой безопасности 3) поддержка серьезных попыток Европы укрепить сотрудничество между европейскими вооруженными силами, позволяющих повысить их военный потенциал. Поддержка европейской интеграции при этом не означает, что Европа должна постоянно уступать Вашингтону. Зато это значит, что когда Соединенные Штаты и наши европейские союзники будут сходиться во взглядах, НАТО будет удобнее действовать.
 
Без всякого сомнения, сегодня НАТО столь же важна для безопасности Североатлантического сообщества, как и 20, 40 или 60 лет назад. Если выработанная Экспертной группой стратегическая концепция сможет вновь обеспечить солидарность альянса, это поможет НАТО сохранить свою значимость на ближайшие несколько десятилетий. Если же нет, будущее организации будет выглядеть мрачно.

 М. Дж. Уильямс, Ph.D., преподаватель международных отношений Колледжа Ройал Холлоуэй Лондонского университета (Royal Holloway, University of London); приглашенный старший научный сотрудник Ротермеровского американского института (Rothermere American Institute) Оксфордского университета; младший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (Center for European Policy Analysis).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.