9 мая было в этом году необычным. Поляки массово посещали кладбища и зажигали свечи на могилах советских солдат. Они приходили целыми семьями. "Я хочу показать своей дочери, что, несмотря на сложные моменты истории, мы доброжелательны друг к другу. Я надеюсь, что она извлечет из этого урок на будущее", − сказала возлагавшая цветы к советскому обелиску жительница Варшавы средних лет, у  которой, как она сама призналась, остались "болезненные воспоминания о коммунизме".
 
В Польской Народной Республике советские кладбища были священны. О них заботились, сдували пылинки, засыпали гвоздиками, но в новой Польшей этот искусственный энтузиазм пропал. А остались запущенные могилы, с которыми не было понятно, что делать. Их у нас сотни тысяч. Спустя двадцать лет после обретения суверенитета, о них наконец-то снова заговорили вслух.

Игорь Квецень (Igor Kwiecień) является одним из организаторов акции "Память и Примирение". Он среагировал, когда услышал, как незнакомая девушка в эфире одной радиостанции пожаловалась, что идея зажжения свечей на советских кладбищах в благодарность за жесты россиян после смоленской трагедии, не вызывает большого отклика. Игорь позвонил на радио и благодаря любезности редакции связался с девушкой. Подобным образом присоединились и другие люди, их было все больше. Идея заработала.

− Удивил ли вас такой сильный отклик на акцию?

- Конечно! Я думаю, никто из нас не ожидал настолько положительной реакции. Огромное значение для акции имел призыв, который подписали авторитетные персоны, а к такой широкой поддержке СМИ не могли отнестись равнодушно. Ключевой стала статья в Gazeta Wyborcza, которую сопровождало заявление Анджея Вайды (Andrzej Wajda). Без сомнения, если бы мы могли рассчитывать только на Интернет, акция была бы тихой, камерной, с меньшим охватом. Наверняка многие люди зажгли бы свечи, но это не вызвало бы такого широкого резонанса. Я рад, что информация о том, что мы делали, дошла до России, мы получили оттуда много теплых писем.

− Акция не была политической, однако несмотря на это на вас пытались повесить политический ярлык. Почему?

− Об этом нужно спросить представителей тех кругов, которые навешивают такие ярлыки. Что интересно, это журналисты, а не политики, намекали на политическую окраску всего мероприятия. Я думаю, это побочное следствие той поддержки, которую нам оказала крупнейшая газета страны. В ответ конкуренты раскритиковали этот ее шаг, даже не пытаясь связаться с нами. Но мы ведь не могли повлиять на то, кто решит оказать нам поддержку. Мы только выражаем нашу огромную признательность. Информация об акции не всегда передавалась верно: мы подчеркивали, что это "призыв польских интернет-пользователей зажечь 9 мая свечи на могилах советских солдат, который поддержали известные деятели культуры, СМИ, политики и священнослужители", а не политическая акция.

− Каково, по вашему мнению, отношение поляков к россиянам и 9 мая?

− Я думаю, что у определенной части поляков есть глубоко укоренившиеся антироссийские настроения. Действия, направленные на потепление в польско-российских отношениях воспринимаются ими плохо, вызывают протест. К сожалению, он бывает очень резким, хотя в последнее время аргументы, которые способствовали поддержанию негативного отношения к россиянам, потеряли свою значимость. Катастрофа под Смоленском способствовала высвобождению позитивных эмоций между польским и российским обществом. Сама идея акции опиралась на выражение благодарности за проявленную в нашем отношении солидарность.

Я считаю, что контакты между Польшей и Россией, а тем самым и между гражданами наших государств, должны оживиться. Я рассчитываю на нормализацию отношений и рост взаимной заинтересованности. Россия сделала несколько жестов в нашу сторону, и мы должны этим воспользоваться. Я рассчитываю, что лет через пятнадцать, а может уже и через несколько лет, поездка в Москву станет таким же нормальным делом, как поездка в Берлин.

Для поляков 9 мая не является важной датой, официальным окончанием войны у нас считается 8 мая. Однако, если для нас это только одна из многих годовщин, то для россиян и народов бывшего СССР 9 мая имеет символическое значение, а в Российской Федерации – это самый главный праздник, сравнимый с нашим 11 ноября или 3 мая (День независимости и День конституции – прим. перев.).

− Это была единоразовая акция?

− Мы собрались в популярной социальной сети. Большинство из подключившихся к акции людей вообще не были знакомы друг с другом за пределами Интернета: мы не встречались лично, однако мы обменялись большим количеством писем, провели много часов за телефонными разговорами. Координирование акции было основано на демократических принципах и достижении компромисса – это, наверное, самая важная особенность наших контактов. К нам мог присоединиться каждый желающий. У нас есть задумки для дальнейшей деятельности, но я бы не хотел их пока открывать. Мы постараемся не растерять потенциал тех многих включившихся в наше дело и поддерживающих нас людей. Я думаю, в следующий раз благодаря СМИ нам будет еще легче донести наши идеи до общества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.