«Прочь, проклятое пятно! Прочь, говорю!»

Российское правительство едва не повторяло эти слова вслед за леди Макбет еще до того, как на прошлой неделе на свет выплыла видеозапись, на которой говорящие по-русски люди добивают выживших на месте катастрофы польского самолета.

За несколько дней до появления этого сюжета в Интернете российские власти опубликовали записку с указаниями провести расправу над польскими военнопленными, адресованную Иосифом Сталиным в 1940 году главе его тайной полиции. Эта публикация состоялась на фоне сомнительной авиакатастрофы, погубившей в прошлом месяце часть польской верхушки.

Сталинская записка привлекла внимание прессы, но при этом удовлетворительно объяснить последнюю трагедию Россия до сих пор не может.

Ирония ситуации в том, что, с учетом практического отсутствия в России независимых СМИ, мы можем либо никогда не узнать, что же случилось на самом деле, либо это опять может потребовать 70 лет.

Действительно, откуда нам знать, что русские не фальсифицируют улики хотя бы для того, чтобы скрыть некомпетентность российских авиадиспетчеров, даже если прямой диверсии не было.
Самолет президента Польши Леха Качиньского упал на западе России 10 апреля. Президент летел на место казни польских офицеров, расстрелянных советской властью во время Второй мировой войны.
Самолет, снижаясь в густом тумане, промахнулся мимо посадочной полосы, задел верхушки деревьев и разбился в полумиле от города Смоленска, под которым весной 1940 года советская тайная полиция расстреляла 22000 польских военнопленных.

Как утверждается, в катастрофе погибли все, кто находился на борту самолета, включая президента, его жену, ряд близких к нему политиков и большую часть военного руководства страны.

К настоящему моменту горстка московских журналистов, которых правительство еще не контролирует, сообщила достаточно фактов, чтобы заставить Кремль оправдываться.

Во-первых, аэропорт, в котором совершалась посадка - это переоборудованный бывший военный объект, плохо годящийся для приема пассажирских самолетов - таких как президентский Tу-154 - даже в хорошую погоду.

Во-вторых, российские авиадиспетчеры, находившиеся на связи с польскими пилотами, едва говорили по-английски и не отличались профессионализмом.

В-третьих, предположительно высокопрофессиональная команда диспетчеров, обеспечивавшая приземление польской официальной делегации накануне ожидаемого прилета президента, была заменена. Дело в том, что президент Качиньский – которого считали личным врагом российского премьер-министра Владимира Путина – не был официально приглашен на церемонию в память о бойне 1940 года, на которой присутствовал, в том числе, и г-н Путин.

Эта церемония стала со стороны России первым актом покаяния за смерть польских военнопленных, хотя бывший лидер СССР Михаил Горбачев уже много лет назад признал ответственность Советского Союза за это злодеяние. Ранее Советский Союз настаивал на том, что в случившемся были виновны немецкие нацисты.

У неоимперского Кремля есть немало причин не любить президента Качиньского. Помимо того, что он был одним из основателей польского движения «Солидарность», которое в конце 1980-х годов помогло разрушить советскую империю, он выступал за размещение в Польше элементов американской системы ПРО.

Он не скрывал разочарования, когда в октябре 2009 года администрация Обамы объявила, что исходный проект восточноевропейского «противоракетного щита» будет заменен более скромной версией, не подразумевающей непосредственного участия Польши.

Кремль предпочитает рассматривать «противоракетный щит» как угрозу своей национальной безопасности и позволяет своим высокопоставленным военным публично угрожать Польше, заявляя, что Россия перенацелит на эту страну свои ракеты, если на ее территории появится американская система ПРО.

После безвременной гибели президента Качиньского, перспективы «противоракетного щита» в Польше, даже в его сокращенной версии, будут не слишком хорошими.

Майк Сигов – бывший московский журналист, натурализованный гражданин США и штатный автор The Blade.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.