Раньше все было просто – смысл НАТО состоял в том, чтобы сохранять присутствие США в Европе, сводить к минимуму влияние Германии и сдерживать Советский Союз. Однако 20 лет спустя после расформирования Варшавского пакта и в десятый год с начала военной кампании в Афганистане можно задать НАТО, опираясь на научно-популярный философский бестселлер, следующий вопрос: Кто я есть – и если это так, то сколько? (Автор имеет в виду название популярной в настоящее время в Германии книги Рихарда Прехта (Richard Precht) «Wer bin ich – und wenn ja, wie viele» - прим. перев.).

Бывший государственный секретарь США Мадлен Олбрайт в этот понедельник в Брюсселе будет пытаться найти ответ на эти вопросы.  Она представит предложения относительно новой «Стратегической концепции»  Атлантического альянса, которая должна быть утверждена 18 ноября в Лиссабоне. От НАТО времен холодной войны мало что осталось, если не считать названия, гигантской военной машины и изрядно обветшавшей штаб-квартиры в Брюсселе, на месте которой будет вскоре возведено новомодное здание.

В течение девяти месяцев Олбрайт как председатель «Совета мудрецов», состоящего из двенадцати многоопытных политиков и дипломатов, путешествовала по всему миру, устраивала симпозиумы и проводила беседы с представителями 28 государств-членов этой организации.

Новые опасности

Ее задача состоит в том, чтобы изменить альянс и сделать это таким образом, «чтобы он получил возможность лучше отвечать на  современные вызовы, а также мог более точно определять те опасности, с которыми он может столкнуться в будущем».  Грубо говоря, Олбрайт должна вновь определить для НАТО общность целей.

Уже сейчас ясно, что Организация Североатлантического Договора продолжит оставаться оборонительным союзом, члены которого будут готовы оказать поддержку, если на одного из союзников будет совершено нападение. Однако на вопрос о том, кто мог бы напасть на членов альянса, даются различные ответы. «Старые» члены НАТО, включая США, Великобританию, Францию и Германию уже давно заинтересованы в установлении основанных на доверии отношений с Россией, однако такие страны как Польша, Венгрия, Чешская Республика и другие бывшие члены восточного блока продолжают испытывать страх перед Россией. Поэтому они требуют возродить направленное против России военное планирование, которое было приостановлено в конце 1990-х годов.

Вслед за этим НАТО следует определить, к отражению каких новых угроз эта организация должна быть готова. Помимо классических задач, связанных с обороной территории,  государства-члены альянса  все больше воспринимают как угрозу терроризм, недостаточную энергетическую безопасность, а также атаки на информационные сети («кибервойны») и даже изменения климата. Решение этих задач вряд ли можно обеспечить только действиями чисто военного характера.

Новая противоракетная оборона Европы должна также защитить ее старого противника – Россию.

По имеющимся данным, «мудрецы», собравшиеся вокруг Олбрайт, теперь хотят настолько однозначно сформулировать статью об оказании помощи, чтобы восточноевропейские члены альянса больше не боялись того, что в критической ситуации эта помощь не будет им оказана.  К тому же система противоракетной обороны теперь должна не только защищать территорию стран, входящих в альянс, но также и всю Европу, включая Россию.

На вопрос об угрозах группа намерена ответить в классическом дипломатическом стиле. «Предельно гибкими»  должны стать подразделения НАТО, а также концепции применения вооруженной силы.  При этом у альянса должно быть право решать в каждом отдельном случае, принимает ли он участие в военной операции и если да, то в какой форме.  Отправной точкой для этого может служить Статья IV, которая предусматривает проведение консультаций между  членами альянса, если, по мнению одного из них, «неприкосновенность территории, политическая независимость или безопасность» кого-либо из партнеров поставлены под угрозу.

Открытым остается вопрос о том,  останется ли НАТО эксклюзивным  клубом по обеспечению безопасности, или решиться стать мировым полицейским, несмотря на возможность потерпеть в этой области неудачу.  Олбрайт и компания, как говорят в Брюсселе, выступают за то, чтобы создать систему концентрических кругов.  Внутренний круг – это район НАТО, второй круг – это Европа, Россия, а также Ближний и Средний Восток, а третий круг составит остальной мир. Чем дальше от внутреннего круга будут расположены угрозы, тем больше поддержки должен будет добиваться альянс от Европейского Союза, ООН или Африканского союза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.